vldmrvch.ru

Холодный нуар Хеннинга Манкелля

Минус три. Осень в Сконе закончилась. Наступала зима — так заканчивает роман всемирно известного шведского писателя Хеннинга Макелля Перед заморозками. Фразы звучат как приговор, для классического детектива, согретого южным солнцем. В романах Манкелля, удивительным образом кудесница зима превращается в серую грязь, серые деревья, серое небо наводнившую пейзаж Скона — провинциальной области на юге Швеции — невзрачными красками. Этот серый пейзаж удивительным образом отвечает метафизическому настроению и моральному запустению, царящему в его детективных романах.

Творчество шведского писателя гармонично наследовало тенденции черного романа заложенные и развитые Дэшилом Хэмметом и Честером Хаймсом, Чарльзом Уиллфордом и Уолтером Мосли, сочетая их с традициями континентального шпионского романа отраженных Грэмом Грином, Эриком Эмблером и Джоном Ле Карре. Сближение криминала и политики является одной из самых сильных сторон в творчестве Манкелля. Но в его романах обе традиции переворачиваются с ног на голову, поскольку политика для него явление местного масштаба, а преступление обязательно — глобального. В этом Манкелль расходится с традицией континентального детектива созданной Жоржем Сименоном и продолженной Фридрихом Глаузером, Пером Валё и Май Шевалль. Отказывая преступнику в сочувствии, сосредотачиваясь на проблемах потенциальных жертв.

Действия детективных романов разворачиваются на протяжении последнего десятилетия XX века, хотя корни их уходят в 60-е и 70-е годы, иногда в Африку или Америку. Сенсационные убийства направлены не столько против видных политиков и богатых бизнесменов, жертвами являются простые жители, или даже эмигранты, проживающие в сельской глуши, но резонанс от этих кровавых убийств столь широк, что они перестают восприниматься как местячковое дело, превращаясь в преступления против общества. Я отвечаю за расследование самого жестокого массового убийства в истории современной Швеции.

Благополучная Швеция в его романах превращается в биржу криминала. Все быстро меняется — комментирует данное превращение писатель. Он думал о тяжелой туче, нависшей над страной. Все больше невостребованных людей оказываются выброшенными за пределы достойной жизни, на задворки общества. И оттуда они смотрят на тех, кто оказался по другую сторону барьера, на тех, кто может позволить себе радоваться жизни. Пока смотрят… А дальше?

Он вспомнил об одном неоконченном разговоре с Анн Бритт Хёглунд. Они говорили, что общество меняется так быстро, что с этим уже невозможно справиться. Иррациональное и бессмысленное насилие становится будничным явлением. Они не успевают, отстают, они всегда на шаг сзади. И правовое общество, которым они всегда так гордились, в какой-то степени уже перестало существовать. Первый раз в жизни Валландер задал себе вопрос – что будет, если в стране рухнет гражданское общество в том смысле, в каком он привык его понимать. А трещин и раковин уже достаточно, чтобы это могло случиться в любой момент.

Для Манкелля преступность — это не загадка или нечто, сверх-ординарное, криминал повсеместное явление. Поскольку хрупкое равновесие нарушенное распадом Восточного блока, буквально взорвало устоявшиеся традиции спокойной шведской жизни. Впрочем, это не воображаемое нагнетание обстановки, писатель в своем интервью замечает, трудно описать, что творилось в Европе в 90-е годы.

Особое внимание Манкелль обращает на выходцев бывшего Союза. Например, во втором романе из серии о Курте Валландере (Ищейки в Риге) сыщик вынужден дважды побывать в Латвии, а в романе Белая львица, он сталкивается с бывшим офицером КГБ, который готовил южно-африканских наемников для убийства Нельсона Манделы. Но в целом Манкелль не очень любит перемещать своего героя, чьи расследования сосредоточены в границах района. Для писателя более интересно отслеживать глобальные тенденции, который оставляют свой отпечаток на облюбованной им местности.

Абсолютно выбивается из привычной для черного романа тематики среднего полицейского, набивающего себе шишки, детектив Манкелля — Курт Валландер. Он очень хороший полицейский для обычного шведского полицейского района. Блестящее отражение холодных профессионалов, горящих на работе и неспособных для личной жизни. Для Валландера работа — это искусство, совсем в духе времени, деструкционное, низвергающее остатки былых идеалов искусство.

В своем интервью писатель признается, что его романы это путешествие от вопроса к вопросу, от проблемы к проблеме. Глобальные или миниатюрные отраженные в синеве на шее задушенной старушки, без попыток ответить хотя бы на некоторые из них.

Ощущение, которое возникает во время чтения его романов, ощущение петли сдавливающей горло. Возможно это преувеличение, нагнетание обстановки, но взгляды в реальный мир лишь усиливают это ощущение.

Об авторе
Поделитесь этой записью
1 комментарий к этой записиОтправить свой
  1. I will be grateful if you continue this in future. Numerous people will be benefited from your writing.

Оставить свой комментарий

Пожалуйста, введите ваше имя

Ваше имя необходимо

Пожалуйста, введите действующий адрес электронной почты

Электронная почта необходима

Введите свое сообщение

Детективный метод © 2016 Все права защищены

Детективный метод. История детектива в кино и литературе