В трех измерениях

В трех измерениях

Мы можем видеть, что произведения, из которых состоит этот сборник, суть как бы три измерения детектива: следственно-реалистическое (Ранк), авантюрно-процессуальное (Гарднер) и интеллектуально-занимательное (Марш). Разные измерения, еще большее разные авторы. Но все объединяет одно — жанр.

Исследуя отобранный кусок действительности со всех сторон и с разных точек зрения, автор детективного произведения имеет возможность по частям восстановить целое, и это нередко приводит его к довольно резкой критике политического устройства и образа жизни, характерных пороков, предрассудков, бытующих в западном обществе, даже если такая критика и не входит в авторский замысел.

В странах социалистического содружества, где детектив всегда играл и играет в первую очередь нравственно-воспитующую роль, авторы, отдавая должное следователю, стремятся показать связь его с обществом, которое активно помогает борьбе с пережитками прошлого, ведущими к нарушению законности.

Без счастливых случайностей, совпадений, немотивированных, хотя и гениальных догадок и некоторых других условных приемов детективу обойтись невозможно. Все это должно выглядеть достоверно и правдоподобно, но в отличие от практики следственных органов, которой известны и нераскрытые преступления, автор детектива всегда доводит дело до победного конца. Преступника надлежит выявить, узнать и обезвредить — этого требует логика действия, а также любопытство и нравственное чувство читателя.

Именно поэтому так красноречиво протестует герой Хайнера Ранка против допущения, будто нераскрытые преступления имеют право на существование: Нет и еще раз нет! С этим нельзя мириться… Я убежден, что можно раскрыть любое преступление.

Жизнь идет вперед, и детектив несколько видоизменяется. Порой в худшую сторону: современные гангстерские боевики с океанами крови и смакованием жестокости, опусы о деяниях суперменов, изрядно сдобренные сексом, и желтые политические детективы — все это уродливые мутанты жанра. Порой перемены к лучшему: в тех случаях, когда детектив раскрывает коррупцию судебных органов, связи гангстерских организаций с полицейскими, привлекают внимание к корням преступности в буржуазном обществе.

На Западе рост преступности и вытекающее отсюда повышение роли полицейского в общественной жизни заставляет авторов детектива пересматривать характер взаимоотношений героя с полицией.

У Конан-Дойля, Честертона, даже Агаты Кристи герой работает в одиночку. Полиция ему не нужна. Он сам по себе, полиция сама по себе. В лучшем случае полицейские взирают на героя как на чудодея, в худшем — путаются под ногами, пакостят, мешают, у Найо Марш герой и полиция едины, герой есть полиция; он ведет расследование совместно с коллегами-сослуживцами.

Гарднер более консервативен, но и в его романе Перри Мейсон уже не может обойтись без помощи со стороны. Ему ассистируют обворожительная секретарша Делла Смит и целое частное сыскное агентство во главе с Полом Дрейком. Что до американской полиции, то у Гарднера она совсем не напоминает сборище самодовольных идиотов. Олицетворяющий ее в книге лейтенант Трагг, пожалуй, не вызовет у читателя того сусального умиления, в которое повергают зрителя персонажи американского фильма о полицейских Новые центурионы. И все-таки Трагг знает свое дело и работает в одном направлении с Мейсоном.

Но и видоизменяясь, детектив остается детективом. Он по-прежнему сообщает читателю свой бит информации о времени и об обществе, указывает на причины социальных уродств и пережитков, увлекает острым сюжетом, Наглядно наставляя читателя в добре и остерегая от зла.

В. СКОРОДЕНКО

54321
(0 votes. Average 0 of 5)

Добавить комментарий