vldmrvch.ru

Моисей для детектива

В 1929 Рональд Нокс выступил в качестве редактора сборника детективов, в предисловии к которому он дал свои десять заповедей детективной литературы. Эта часть эссе, известная как Декалог,  формулирует суть соглашения, заключаемого между писателем и читателем перед началом повествования.

Нокс не был первым читателем, описавшим признаки жанра, но он был первым, кто выделил как основу подобной литературы, честное соревнование между читателем и писателем, и вдобавок к этому высмеял явные слабости жанра. Список Нокса не стоит воспринимать буквально, но его следует воспринимать серьезно, как руководство для пишущих детективы.

Десять правил можно разделить на две группы. Правила № 1, 2, 6, 7 и 8 устанавливают принципы честной игры, которые должен соблюдать писатель. Остальные указывают на конкретные ошибки писателей, и таким образом представляют собой примеры литературных приемов и сюжетных ходов, которых следует избегать. В Правиле 1 Нокс утверждает, что Преступником должен быть кто-то, упомянутый в начале романа, но им не должен оказаться человек, за ходом чьих мыслей читателю было позволено следить. Он касается здесь двух принципов. Во-первых, что писатель, не сумевший разработать детали преступления и его разгадки, не имеет права разрешать вставшие перед ним проблемы, выдумывая нового героя в последнюю минуту и вводя его в действие под занавес. Читатель должен иметь те же возможности, что и детектив, наблюдая за поведением всех подозреваемых, а он не может предположить о том, кто является убийцей, если этот персонаж не появляется до конца книги. Во-вторых, это правило предполагает, что история будет развертываться по схеме, которую Нокс полагал корректной: представление в начале произведения как преступления, так и всех имеющих к нему отношение персонажей. Детектив, по мнению Нокса, описывает разгадку преступления, а не то, как дело дошло до его совершения.

Чтобы признать допустимым трюк, использованный  Агатой Кристи в Убийстве Роджера Акройда (1926), Нокс разъясняет вторую часть этого правила, говоря, что автор не должен допускать мистификации при изображении персонажа, который окажется преступником. Описание мыслей преступника позволительно до тех пор, пока автор скрупулезно правдив в изображении того, что он наблюдает и сообщает. Основываясь на этом, Нокс рукоплещет трюку Кристи.

В Правиле 2 Нокс исключает обращение за помощью к сверхъестественным или божественным силам как способ вывести автора из затруднений, связанных с распутыванием преступления. Это кажется очевидным, но Нокс считал введение божественных сил в рассказы Г.К. Честертона о патере Брауне дисгармоничным элементом, трансформирующим эти рассказы в нечто отличное от детектива. Несмотря на попытки многих авторов, это правило, по-видимому, невозможно обойти удовлетворительно.

В Правиле 6 Нокс запрещает счастливый случай или интуицию. На первых этапах развития жанра писатели затруднялись в описаниях мастерства расследования, что приводило к неизбежному финальному признанию преступника – другого способа доказательно изобличить его не находилось. По мнению Нокса, только детектив может найти разгадку преступлению и должен при этом полагаться лишь на свой ум. Детектив может обнаружить что-то, что не могут другие, но должен при этом использовать свое воображение, разум и логику, результат не должен быть обусловлен случайной удачей. Если при обыске дома подозреваемой детектив обнаруживает в ее картотеке конверт с записанными на нем инкриминирующими телефонными номерами, то это только благодаря его знанию о том, что подозреваемая небрежна (она использует старые конверты для заметок) и одновременно педантична (подшивает все свои бумаги в алфавитном порядке). Он достигает успехов в расследовании, используя свое воображение, чтобы мыслить подобно подозреваемому, поэтому все его находки кажутся читателю оправданными.

В Правиле 7 Нокс говорит, что детектив не должен сам оказаться преступником. Здесь Нокс имеет в виду те случаи, когда автор ясно указывает, что вводимый в действие детектив, действительно им является, а не представляет собой кого-то еще, маскирующегося под детектива. Игры с принципом, соответствующим данному правилу, пользуются особенной любовью среди детективных авторов. Хотя некоторые читатели вопят в таких случаях о нарушении правил, однако, по мнению Нокса, такие истории следует считать честной игрой, если автор на протяжении повествования  предоставляет читателям улики, позволяющие выявить истинную сущность фальшивого детектива.

В Правиле 8 Нокс настаивает, что детектив должен демонстрировать читателю все улики, которые он обнаруживает по ходу расследования. Это, вероятно, [conditio] sine qua non (необходимое условие — лат.) детективной литературы, отличающее ее от триллеров или других  жанровых подтипов. Понимаемый как игра между читателем и писателем, детектив представляет собой специфическое интеллектуальное развлечение. Если любая из улик оказывается недоступной читателю, то игра разваливается, и читатель обманным путем оказывается лишенным своих законных шансов найти решение и получить благодаря этому удовольствие от чтения.

Эти пять заповедей устанавливают правила игры и гарантируют, что ответ на вопрос, сформулированный в начале – кто убил Х? – может быть достигнут как проницательным читателем, так и великим детективом. Разбудив читательское любопытство описанием убийства, писатель должен придерживаться своих обязательств по договору.

Оставшиеся пять заповедей посвящены разным типам нелепостей и неуместностей, которых писатель должен избегать. В Правиле 3 Нокс кладет запрет на более чем одну потайную комнату или подземный ход, даже наличие такого сооружения в единственном числе кажется ему нежелательным, хотя писатель может его использовать, если оно окажется удобным приемом для построения сюжета. Нокс использовал тайный ход в одном из своих романов после того, как читатель был достаточно предупрежден рассказом об истории старого переходящего из поколения в поколение дома. В Правиле 4 Нокс запрещает неизвестные яды, так как ни один из читателей не сможет догадаться, как жертва была убита, и следовательно, кто мог бы это сделать, если использованное средство находится вне пределов общих знаний. Это правило преграждает путь излишне сложным научным изобретениям, которые требуют долгого объяснения в конце истории. Многие читатели находят утомительными детективы Р. Остина Фримена, которые он насыщал научными экспертизами, но с тех пор писатели перетряхнули весь мир науки в поисках захватывающих методов убийства и способов расследования. Правило 5 содержит хорошо известное ограничение на появление в детективе китайцев. Литература всегда служила плодородной почвой для произрастания литературных штампов и стереотипов, и Нокс справедливо выражал свое недовольство персонажами, чьи клишированные описания неизбежно уродуют повествование. Нокс указал на один из вопиющих литературных штампов своего времени, однако во все эпохи у авторов детективов встречались проявления различных форм расизма, в том числе и антисемитизма. Все эти формы расизма противоречат законам разума и непредвзятого мышления, на которых базируется детектив, и Нокс в своих Заповедях специально выбрал их в качестве одной из мишеней.

В Правиле 10 Нокс запрещает появление в детективе близнецов и прочих двойников, если читатель не был заранее подготовлен к возможности их появления. В варианте предисловия, опубликованном посмертно в Детективных историях (Detective stories, 1958), Нокс опустил это правило и заменил его запретом на любовно-романтические отношения, так как подобное вторжение жизненного черного хода 1 вносит элемент нечестной мистификации (p. 197-198).

Правило 9 касается персонажа, сегодня обычно называемого Уотсоном, в честь повествователя в рассказах о Шерлоке Холмсе. Наличие Уотсона не обязательно, но он представляет собой спарринг-партнера для читателя. По Ноксу, писатель не должен скрывать от читателя мысли Уотсона, но должен сделать его чуть менее сообразительным, чем средний читатель. Это всего лишь практический совет, но если ему не следовать, результат может быть плачевным. Если Уотсон окажется слишком умным, то читатель не получит удовольствия от распутывания сюжета и будет чувствовать себя обманутым. Глупый друг детектива, как его назвал Нокс, достаточно глуп, чтобы дать читателю возможность почувствовать себя в одной лиге с Великим Детективом. Мы восхищаемся Уотсоном, но предпочитаем думать, что мы ближе к Холмсу.

Даже, несмотря на то, что все правила нарушались неоднократно – все они нарушались Агатой Кристи – ни один другой критик не ухватил, столь же хорошо как Нокс, существо детектива времен его Золотого века. Нокс указал ту особенность, которая отличает детектив от других типов литературы – мыслительное удовольствие, получаемое от рационального решения вопроса на материале, предоставленном писателем – и при этом он отчетливо сформулировал то фундаментальное соглашение между читателем и писателем, игнорировать которое писатели могут лишь на собственный страх и риск. Детективная история должна быть честной и хорошо написанной – в этом проявляется уважение  к читателю.

В Десяти заповедях Нокса чувствуется привкус пародии, шуточный элемент, который не остался без внимания со стороны его сотоварищей по Детективному клубу, обществу писателей-детективщиков, которое было основано Энтони Беркли в 1928 году и в число первых членов которого входили Честертон, Дороти Л. Сейерс и Кристи. С глубоким пиететом по отношению к заповедям, направленным против интуиции, вмешательства Провидения и тому подобных вещей, Детективный клуб шутливо адаптировал предписания Нокса в своей присяге: Обещаете ли вы соблюдать уместную сдержанность в использовании банд, тайных обществ, лучей смерти, призраков, гипноза, дверей-ловушек, китайцев, суперпреступников и маньяков, а также навсегда отказаться от использования ядов, неизвестных науке? Трудно представить себе группу столь же успешных писателей, играющих в подобную игру сегодня, что, вероятно, свидетельствует, насколько сильно изменилась с тех пор литературная среда в сфере данного жанра. Но Нокс совершенно точно ухватил позицию, господствующую среди писателей Золотого века, которые посвящали свои недюжинные интеллектуальные способности и долгие часы работы тщательному построению сюжета, а не изучению душевной жизни своих героев. Хотя истории, написанные в соответствии с Декалогом, кажутся сегодня устаревшими, но стандарты честной игры и хорошего письма по-прежнему вызывают уважение.

Сюзан Олексив

  1. отвлекающей внимание параллельной интриги – Прим. перев.
Об авторе
Поделитесь этой записью
Оставить свой комментарий

Пожалуйста, введите ваше имя

Ваше имя необходимо

Пожалуйста, введите действующий адрес электронной почты

Электронная почта необходима

Введите свое сообщение

Детективный метод © 2016 Все права защищены

Детективный метод. История детектива в кино и литературе