vldmrvch.ru

Таинственные истории. Статья из Британской энциклопедии

ТАИНСТВЕННЫЕ ИСТОРИИ (mystery stories) разделяются на несколько типов или классов, среди которых основными являются истории с загадками, истории с привидениями и детективные истории. Третий из этих типов заслуживает того, чтобы быть выделенным в отдельное направление литературы в силу особой природы своего построения. В согласии с принятыми на себя обязательствами автор должен дать основную сюжетную завязку уже в первых главах книги. Развитие сюжета связано с преступлением (по крайней мере, кажущимся преступлением) и интерес книги лежит в определении его обстоятельств, методов и мотивов. Читатель приглашается наблюдать за следствием и померяться своей сообразительностью с автором, попытавшись разгадать тайну pari passu (наравне и одновременно (лат.)) с героем детектива. Многочисленные современные приключенческие романы драпируются под детективы и часто ошибочно считаются таковыми, например романы Джона Бьюкана (John Buchan) и Сапера (псевдоним H.C.Mcneile (1888-1937), автора популярных в 1920-30 годов триллеров, в том числе известного до сих пор Bull-Dog Drummond (1920)). Но формула детектива требует большего чем мистификация, она требует исходного fait accompli (свершившийся факт (фр.)), в разъяснении которого и заключен основной интерес книги.

Трудно предполагать, что у подобных историй были литературные предшественники до XIX века. Царь Эдип Софокла мог бы быть детективом, если бы читатель не знал сюжета заранее, но это условие не выполнялось в то время, когда создавалась трагедия. Представляется, что жанр развивался почти одновременно во Франции и США, к чему, вероятно, подтолкнули создание по-новому организованной полиции, которую вызвала к жизни промышленная революция, а также публикация Мемуаров знаменитого преступника и детектива Видока. Эмиль Габорио был, безусловно, первым литератором, внедрившим в умы европейской публики достаточно полное представление об уликах, дедукции и о детективном методе в целом. В США счастливый гений Эдгара Алана По (1809-1849) произвел на свет как собственно детектив, так и жанр новеллы (short story) вообще. По удалось, и это, вероятно, уникальное достижение, под видом литературного вымысла объяснить загадку реально совершенного преступления, что и было подтверждено последующими признаниями. Тайна Мари Роже точно описывает детали дела Мэри Сесиль Роджерс (1842), хотя место действия и было перенесено из Нью-Йорка в Париж. Нынешнее развитие жанра связано с Англией. Лишь немногие детективы, изданные с тех пор в США, имели значимый успех в Европе, и хотя в наши дни Гастон Леру возродил традиции Габорио в Тайне желтой комнаты, ему, как и самому Габорио, серьезно мешает недостаток изобретательности.

Вершинное достижение середины викторианской эпохи — Лунный камень Уилки Коллинза (1824-1889). Его многословие неприемлемо для современного читателя, но изобретательность и оригинальность этого романа безупречны. Возможно, тем не менее, что основной импульс этому литературному движению дала  история, которая вовсе не является детективом – Тайна Эдвина Друда  Диккенса. С тех пор, как автор умер, не только не завершив свою книгу, но и не дав истинного сюжетного решения, изобретательность критиков была подвергнута испытанию. Между 1870 и 1880 годами было предложено четыре варианта решения, и с тех пор возникла целая литература по этой проблеме, существенный вклад в которую внес Эндрю Ланг (см. Edwin Charles, Key to the Drood Mystery, 1908). След этого направления уже остывал, когда сэр Артур Конан Дойл придал жанру его классическую форму и оставил на нем свой неизгладимый отпечаток благодаря появлению рассказов о Шерлоке Холмсе.

Это относится к периоду 1891-1900 годов. Собака Баскервиллей представляет собой лишь блистательное возрождение того, что было достигнуто сэром Артуром в предыдущем столетии, хотя он был вынужден постоянно описывать подвиги своего героя, чтобы удовлетворить требования читателей. Принципиальное значение его вклада в детективную литературу связано с концентрацией внимания на фигуре детектива. Лекок, Дюпен и сержант Кафф никогда не завоевывали сердце публики, только Шерлок Холмс, почти сразу, стал международной  знаменитостью. Его непрерывно пародировали, и его имя стало нарицательным. Детективы последовавшие за ним – Трент, отец Браун, Ано, Пуаро и так далее –  это лишь вариации на его тему, но никому из них не удалось занять его место.

В нынешнем столетии, особенно после мировой войны, популярность детектива достигла огромных высот. Его популярность (подобно популярности кроссвордов) обусловлена, по-видимому, потребностью в некой компенсации для утомленного ума, который не удовлетворяется стимулами, связанными с проблемами обыденной жизни, и не решается вплотную заняться загадками мироздания. Болезненность современного любовного романа (sex novel) также сдвигает вкусы читающей публики назад к изобретательным рассказчикам. В целом, детективы воспринимаются в качестве отдыха как для авторов, так и для читателей, и некоторые из наиболее удачных их образцов принадлежат писателям, которые предпочли бы остаться в истории литературы благодаря более серьезным произведениям. Снизошедший до детектива А. Э. В. Мейсон добился удачных результатов в своих На вилле Роза и Дом стрелы. Честертоновский отец Браун, чьим отдаленным прообразом был отец Джон О’Коннор из Брэдфорда, как для Шерлока Холмса — доктор Белл из Эдинбурга, поставил roman policier на службу метафизике и даже теологии. Роман Загадка Редхауза А. А. Милна представляет собой плод неурочной работы, не наносящий ущерба репутации крупного юмориста. Э. К. Бентли может  остаться в памяти читателей как homo unius libri (человек (автор) одной книги  (лат.)), если не предпримет попытки повторить успех Последнего дела Трента — источника огорчения и модели для всех авторов детективов.

Среди авторов, ставших известными после войны, пальму первенства за изобретательность заслужила, по-видимому, Агата Кристи (благодаря таким ее романам, как например,  Загадочное происшествие в Стайлз и Убийство Роджера Акройда), однако некоторые ее работы портят уступки сенсационности. С другой стороны, в работах Ф. У. Крофтса и Р. Остина Фримена присутствует тенденция к чрезмерной перегруженности деталями. Творчество Дж. Д. Г. Коула может служить хорошим примером детективной литературы, которой присуща добросовестность, не переходящая в педантизм. Вообще-то беспристрастному наблюдателю кажется, что произведения авторов, создавших только одну или две книги (например, Филипп Макдональд, автор Раздражения (The Rasp)), лучше написаны, чем произведения профессионалов-ремесленников, выдающих каждый сезон по новой книге.

Рональд Нокс

(1929)

Перевод и примечания А.А.Брусова

Об авторе
Поделитесь этой записью
Оставить свой комментарий

Пожалуйста, введите ваше имя

Ваше имя необходимо

Пожалуйста, введите действующий адрес электронной почты

Электронная почта необходима

Введите свое сообщение

Детективный метод © 2016 Все права защищены

Детективный метод. История детектива в кино и литературе