Своеобразие прозы Джозефа Конрада заключается в том, что при всей ограниченности и утопичности своих социально-политических взглядов, он сумел изобразить пагубное воздействие растущей власти капитала и империалистическое хищничество в колониях. Он сумел раскрыть несовершенство современной буржуазной жизни — и человеческие судьбы и характеры, обусловленные несовершенными социальными обстоятельствами. Показывая сложную зависимость сознания. Внутренней жизни человека от окружающего его мира, Конрад стал одним из создателей современного английского психологического романа, с его запутанной лирической композицией, подчиненной субъективным переживаниям героя.

Originality-of-Joseph-Conrad

Несмотря на парадоксальное сочетание в романах Конрада героической романтики с ущербными, упадочными мотивами и чувствами, на его пристрастие к людям с больной, надломленной психикой, писатель верит в достоинство человека. Он показал, что дурным, развращенным и, тем самым, несчастным людям — для гуманистического мировоззрения Конрада очень характерно толкование злого человека как несчастного — противостоят люди великодушные. Смелые, одерживающие над своими врагами моральную победу, даже тогда, когда ценою победы оказывается смерть. Герои Конрада — почти всегда простые люди, не украшенные ни титулом, ни богатством, ни изысканным образованием. Именно они выражают романтические идеалы писателя.

Необыкновенные приключения и трагические психологические конфликты, описанные в его романах, освещаются благородной елью: в любых самых неожиданных обстоятельствах, на тонущей шлюпке и на горящем корабле, в дебрях Африки и на краю земли. В одиночестве или просто вне нормальной социальной жизни — каждый остается частицей людского коллектива. Трусость, никчемность, поражение одного человека не безразличны для человечества в целом, так же как мужество, торжество одного человека всегда во славу человечества вообще.

Эти гуманистические и демократические черты творчества Конрада стали возможны потому, что его юность прошла среди патриотов, увлеченных мыслью об освобождении родины, а зрелые годы — среди простых и мужественных тружеников моря и среди цветных обитателей колоний. Любопытно, что нередко Конрад именно от их имени и их устами выражает свою критику белых завоевателей. Как писал сам Конрад, мой взгляд на мир, обыкновенный. Человеческий, мои темы, достаточно широкие, чтобы включать все классы и все события, мой стиль, порою неуклюжий, но совершенно простой и тяготеющий к разговорному, — все это не должно стоять между мною и широкой публикой.

Конрад был прав: его романы постепенно завоевали широкую популярность. Они живы и по сей день.

Я. Дьяконова

Добавить комментарий