Юлиан Семенов на пути литературы

Юлиан Семенович Семенов родился в 1931 году в Москве. В 1953 году окончил Институт востоковедения, приобретя специальности историка и востоковеда. Некоторое время занимался исследовательской и преподавательской работой в МГУ, но тяга к литературному творчеству все сильнее овладевала им.

Если обратиться к начальному периоду литературной биографии Юлиана Семенова, нельзя не заметить того, что стало впоследствии характерной чертой его творческой работы; никакой умозрительности, никакого придумывания. Материал он черпал непосредственно из жизни, изъездив и излетав буквально всю страну. В командировках, преимущественно дальних, он проводил значительно больше времени, чем дома. Но и в Москве он отдыхал редко. Библиотеки и архивы стали его постоянным рабочим местом. И при этом он много писал. Одна за другой выходят его книги Дипломатический агент, 49 часов 25 минут, Уходят, чтобы вернуться, При исполнении служебных обязанностей, о тех годax, годах своего становления как профессионального писателя, Юлиан Семенов вспоминает так: Я уже был журналистом, немало поездил и полетал по стране, познакомился со многими людьми, чьи жизни и деяния не то что в очерки, — в романы и песни просились… Тогда и, — надеюсь, навсегда — вошли в мои книги герои, перед которыми я не устану преклоняться: революционеры и полярные летчики, чекисты и оперативные работники милиции, дипломаты и воины.

Став на путь литературы, Юлиан Семенов в поисках собственного стиля как бы заново открывает для себя страницы многих ранее читанных книг, жадно, взахлеб, читает новых авторов. Позднее, будучи уже известным писателем, он делился со мной воспоминаниями о том времени, называл тех, кто оказал на него решающее влияние:

Главный и первый учитель Пушкин, который есть начало всех начал в русской литературе. Затем — Салтыков-Щедрин и Чехов. Из писателей двадцатого века, пожалуй, самым мощным было воздействие слова Маяковского. Поэма Владимир Ильич Ленин для меня — азбука, букварь, камертон, по которому я настраиваю каждую написанную мною строку. И еще — Разгром Фадеева, Романтики Паустовского, Судьба человека Шолохова, рассказы Бабеля. Важной профессиональной да и человеческой школой стали для меня уроки жизни и творчества Хемингуэя.

Чрезвычайно интересное признание! Интересное прежде всего потому, что, хотя Юлиан Семенов не может пожаловаться на невнимание критики, рецензенты, да и почти все писавшие о его творчестве, как правило, отмечают актуальность темы, глубину знания материала, остроту сюжета, умение показать героику, но значительно реже останавливаются на чисто художественных достоинствах его произведений. Возникает некий парадокс: единодушно признавая исключительный успех книг Юлиана Семенова среди читателей, профессиональная критика не слишком обременяет себя исследованием технологии этого успеха.

Я легко допускаю, что некоторые критики скептически ухмыльнутся, прочитав об учебе Юлиана Семенова у названных им писателей. Но внимательный анализ его произведений, конечно же, опровергает этот скепсис. В книгах Юлиана Семенова — во всяком случае в тех, которые были написаны за последние двадцать лет, — легко почувствовать стремление освоить и разящую щедринскую сатиру, и глубину чеховского психологизма с его проникновением в самую сокровенную суть мотивов человеческого поведения, и звонкую, победительную силу страстной публицистики Маяковского, и подробную обстоятельность фадеевской фразы, отражающей тончайшие нюансы мысли, и благородную, романтическую возвышенность Паустовского, и лапидарную емкость чеканной бабелевской ритмики, и многомерность хемингуэевскнх диалогов…

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Яндекс.Метрика