Красный мэр

Очередные перевыборы Костромского городского Совета прошли во второй половине декабря 1918 года. Партийные и советские органы, местная печать уделяли этой политической кампании первостепенное внимание. Агитационно-массовая работа приобрела в те дни особенно широкий и острый характер. Выступая на предвыборных митингах, Павел Андреевич Бляхин вместе с другими видными большевиками разъяснял характер обострившейся гражданской войны, клеймил ее виновников, объяснял, кто виноват в страданиях людей, в голоде и эпидемиях, разъяснял программу большевиков. Особенно большое впечатление, как сообщали газеты, произвела на слушателей речь Бляхина на встрече нового года в Народном доме.

— Товарищи! — обратился Павел Андреевич к собравшимся на митинг-концерт, среди которых были в основном рабочие. — Пробила полночь. Наступил Новый 1919 год. Что же он нам даст, чего мы можем от него ожидать?

Сделав небольшую паузу, оратор поставил перед притихшей аудиторией вопрос.

— Может быть, мы будем задушены в новом году? Может быть, наша революция потонет в крови, будет задавлена?

И не дожидаясь ответов, Бляхин уже с другой интонацией в голосе, не оставлявшей сомнений в правильности его слов, продолжал:

— Я не верю в это. Я уверен, что те, кто подняли знамя, были правы. Я уверен, что за нами пойдут широкие народные массы. На чем же основана моя вера? Не на чувстве. Она основана на фактах, на тех неопровержимых фактах, которые проходят перед нашими глазами.

Бляхин говорил об усилении противоречий среди капиталистических стран, о нарастании международного революционного рабочего и коммунистического движения, о крепнущей солидарности в поддержку молодой советской республики. Не умолчал он и о трудностях, которые ждали трудящихся, о голоде и всяких лишениях. Но и в этих условиях рабочих не должка покидать уверенность в торжестве социализма. Шквал аплодисментов покрыл последние слова оратора.

И такие встречи большевистских агитаторов помогали трудящимся еще лучше понять предвыборную платформу городской организации. Выборы осуществлялись тогда по предприятиям. По списку №1 шли кандидаты от большевиков. Их кандидатуры были обсуждены и утверждены на общегородском партийном собрании и не раз публиковались в газетах с указанием домашнего адреса. Как сообщалось, Бляхин жил тогда на улице Шагова, 6 (ранее Марьинская)1. Крупными броскими лозунгами газеты призывали голосовать за большевиков, выражавших интересы рабочих, всех трудящихся.

П.А.Бляхин вместе с Н.К.Козловым, М.А.Растопчиной и другими 32 членами Совета избирались на самом крупном предприятии города и губернии — 1-й Костромской республиканской мануфактуре, где насчитывалось почти 7 тыс. рабочих. Вот в эти декабрьские дни Бляхину не раз пришлось отвечать на многочисленные и острые вопросы, говорить о задачах городского Совета и, конечно, рассказывать о себе, о своей революционной деятельности.

— Да таких большевиков, как Сафонов-Бляхин, — говорили рабочие после встреч, — и нужно избирать в Совет.

Избранный в конце декабря 1918 года Костромской городской Совет сформировал исполком, председателем которого и стал Бляхин. 3 января 1919 года местные газеты сообщили состав горисполкома. Он состоял из 14 человек, причем 12 были простыми рабочими. Все члены исполкома являлись большевиками. Бляхин радовался такому составу исполкома и гордился, что он является его председателем.

Действительно, членами исполкома были замечательные люди, пользовавшиеся среди костромских рабочих огромным авторитетом. Это и убеленный сединой 57-летний Алексей Александрович Симановский, токарь по металлу, член большевистской партии с 1904 года, депутат Костромского Совета 1905 года, активный участник революционного движения, неоднократно подвергавшийся репрессиям царских властей. Как забудешь Анну Григорьевну Карманову, работницу-текстильщицу, большевичку с 1905 года, депутата первого Костромского Совета, руководительницу профсоюза текстильщиков, дважды сидевшую в тюрьме, отбывшую три года ссылки. Талантливыми руководителями показали себя еще сравнительно молодые рабочие-металлисты, коммунисты Дмитрий Ефимович Березин и Николай Федорович Нефедов. Блестящим работником в области народного образования и внешкольного дела проявил себя Владимир Александрович Невский, член партии большевиков с 1904 года. Со временем вся тяжесть работы легла на четырех членов исполкома, поскольку шесть человек были отправлены на фронт, другие — в длительные командировки. Вот такие замечательные люди, окружавшие Бляхина, помогли и ему с наибольшей полнотой раскрыть организаторские способности, черты политического руководителя, проявить лучшие качества характера.

14 января 1919 года «Советская газета» опубликовала программу-обращение нового горисполкома ко всем гражданам Костромы, подготовленную Бляхиным. В первую очередь горисполком обещал решить наболевший жилищный вопрос. Осуществлялась муниципализация домов, расширялось переселение семей в благоустроенные квартиры, развертывалась работа по строительству новых жилищ и рабочих поселков. Многое собирался сделать горисполком для улучшения продовольственного положения костромичей, для налаживания городского хозяйства. Предметом особого внимания становилось народное образование, организация единой трудовой школы, развертывание внешкольной работы, вовлечение в художественное творчество широких масс. Ставились задачи организовать в Костроме районные комитеты, призванные сыграть важную роль в привлечении значительной части населения к работе Совета, осуществить слияние всех кооперативов, торговли и органов распределения в единый аппарат. Вся эта обширная программа могла осуществляться только при активном участии рабочих в деятельности Совета, при условии выдвижения новых советских работников и развертывании борьбы с бюрократизмом. Горисполком «всю свою политику, — писал Бляхин, — намерен строить на сознании и самодеятельности трудовых масс и вместе с ними творить новую жизнь, вместе с ними ошибаться, вместе страдать и переживать радости».

Так и поступал Бляхин. Благодаря ему, исполком осуществил немало интересных начинаний, всколыхнувших творческие силы костромских рабочих И работниц. Стал складываться новый стиль деятельности Костромского Совета и его исполкома. Бляхин решительно бичевал бюрократизм и волокиту в работе, добивался широкой гласности и тесной связи с трудящимися города. «Основной и самой важной чертой горисполкома, — вспоминал Павел Андреевич, — была органическая связь всех его звеньев с широкими массами и прежде всего с рабочими Костромы, с профсоюзами, с фабкомами и завкомами. Работа всех отделов находилась под непосредственным контролем народа, заведующие отделами систематически отчитывались не только перед Советом рабочих депутатов, но и прямо на фабриках перед рабочими и работницами».

Став председателем горисполкома, Бляхин не увяз в хозяйственных делах. Он не раз повторял, чтобы провести в жизнь социалистические начала, надо совершить три революции.

— Мы совершили политическую революцию, — говорил Павел Андреевич. — Энергично ведем экономическую революцию. Но этого мало. Нужна еще революция в области духовной жизни, которая упрочит завоевания пролетариата и даст возможность приобщиться массам к знаниям, к духовным ценностям.

Он на себе испытал насколько человеку из народа было трудно до революции пробиться к знаниям. Ведь Бляхин окончил только церковноприходскую школу в селе Селитренном. Но горячая любовь с детства к чтению, настойчивость и целеустремленность в овладении знаниями, помогли ему самостоятельно стать образованным человеком. Но ведь многим это было просто не под силу.

Вот почему такую большую заботу проявлял Бляхин о развитии народного образования и культуры. Он стал одним из инициаторов открытия в Костроме рабоче-крестьянского университета. Помогал Павел Андреевич и созданию рабочих социалистических клубов, театральной студии, дома искусства, народной консерватории.

Но при всем этом, наибольшее влечение, пожалуй, Бляхин испытывал к пропагандистской, массово-политической работе. И как не занят был, от выступлений никогда не отказывался. Любил Павел Андреевич встречаться с рабочими, красноармейцами, молодежью. Беседы часто принимали живой, доверительный характер. Располагал к себе Бляхин своей простотой и умением подойти к людям. Он был невысокого роста, коренастый, с открытым лицом в веснушках, живыми серыми глазами, и как многие тогда имел небольшие усы, а вот волосы носил длинные. Одевался просто: френч и брюки навыпуск или костюм с рубашками-косоворотками, гладко-белыми или вышитыми. Ходил без галстука. С такими рубашками его не носили или, может быть, считал галстук буржуазным предрассудком. Носить галстуки Павел Андреевич стал значительно позже. Зимой ходил в пальто с котиковым воротником и такой же шапке-папахе. Подкупала общительность Павла Андреевича. К тому же он хорошо пел и любил петь, особенно революционные и задушевные русские народные песни. Знал нотную грамоту и иногда даже дирижировал импровизированным хором. Неслучайно, старейший деятель партии Сергей Яковлевич Аллилуев, вспоминая об освобождении большевиков из тюрьмы в октябре 1905 года, спустя многие годы не забыл отметить подобный факт. «Наша поездка из Карса в Тифлис, — писал Аллилуев, — носила демонстративный характер. У нас был атласный красный флаг, расшитый разноцветными шелками, изготовленный армянскими женщинами в Карсе. Подъезжая к большим станциям, мы выкидывали его на древке в открытое окно вагона, а хор наш, созданный молодым неугомонным большевиком Павлом Бляхиным (Соломончиком), дружно запевал революционные песни, собиравшаяся публика шумно приветствовала нас».

Речи Бляхина на многочисленных митингах, его доклады и выступления на различных собраниях и заседаниях, антирелигиозных диспутах, непременным организатором и участником которых он являлся, были яркими, темпераментными, насыщенными интересными материалами и злободневными фактами.

Под руководством таких замечательных людей и известных революционеров как П.А.Джапаридзе, И.Т.Фиолетов, А.М.Стопани, С.Г.Шаумян, С.Я.Аллилуев, Р.С.Землячка, Инесса Арманд молодой Бляхин изучал в подполье теорию и делал свои первые шаги как агитатор и пропагандист. На всю жизнь он запомнил их мудрые советы и следовал им. Даже тюремную камеру, как вспоминал Бляхин, революционеры превращали в своеобразный университет общественных наук. «Для партийной молодежи, — признавался он, — это была высшая школа политического воспитания и ораторской практики. Я, конечно, был в восторге и с большим увлечением участвовал в жизни университета, не пропуская ни одной лекции или дискуссии».

Поражает широта интересов Бляхина, его готовность к выступлениям по самым различным темам. Тут и текущий момент, годовщины февральской революции и Красной Армии, история и роль РКП(б) и Интернационалов, вопросы партийного и советского строительства, роль молодежи в революции, проблемы религии и атеизма, литературы и искусства, причем многие мероприятия общественно-политического характера проводились тогда по инициативе горисполкома и его председателя, что думается объяснялось не только высокой ролью Советов, но и личными качествами Бляхина. Интересно в этом отношении торжественное совместное заседание городского Совета с партийными и профсоюзными органами, посвященное образованию коммунистического Интернационала. Оно состоялось 9 марта 1919 года, через два дня после окончания первого Конгресса, в актовом зале технического училища. В этот воскресный день, как сообщала газета, сюда собралась буквально вся рабочая Кострома. Торжественность собранию придавало исполнение военным оркестром «Интернационала», революционных мелодий и маршей. Открыл собрание и вел его Бляхин, выступивший с речью и заключительным словом. С речами к собравшимся обратились также комиссар командных курсов Н.П.Растопчин, председатель губкома партии Н.К.Козлов, губернский военный комиссар Н.А. Филатов и другие.

В ярких словах Бляхин раскрыл огромное историческое значение образования Коминтерна. Павел Андреевич подготовил и подписал как председатель собрания принятую приветственную телеграмму В.И.Ленину, III Интернационалу. В честь этого события собрание решило переименовать улицу Кирпичную, где оно проходило, в улицу III Интернационала.

Много сил отдавал Бляхин оказанию помощи фронту, борьбе с дезертирством, работе среди красноармейцев, заботился об их семьях. Но все это не удовлетворяло его. Он рвался в действующую армию. Не раз просил Павел Андреевич губком партии и горисполком направить его на фронт. Он настоял, чтобы горисполком обсудил его очередное заявление. Было принято даже специальное постановление, опубликованное 27 августа 1919 года в губернской газете «Красный мир». «После долгих прений горисполком, — сообщалось в газете, — единогласно постановил: просьбу товарища Бляхина отклонить и оставить его на прежнем месте ввиду того, что в Костроме нет соответствующих работников для его замены, о чем опубликовать в газете, чтобы рабочие знали, что товарищ Бляхин «не окопался», а оставляется партией и горисполкомом в Костроме в силу необходимости».

И такую оценку Бляхину убедительно подтвердила развернувшаяся в августе-сентябре 1919 года перевыборная кампания в городской Совет. Ей придавалось тогда особое значение, поскольку она проходила в новых условиях. Если прежние выборы проводились непосредственно на фабриках, то теперь их решено было провести по профсоюзам. Дело в том, что многие фабрики не работали, немало рабочих было выдвинуто на партийную, советскую и другую работу, мобилизованы на фронт, на борьбу с голодом и транспортной разрухой. Положение осложнялось тем, что профсоюзы пополнились перешедшими на советскую службу бывшими саботажниками, буржуазными и мелкобуржуазными элементами, не терявшими надежды на восстановление старых порядков. Поэтому необходимо было развернуть энергичную агитацию за избрание коммунистов.

Состоялись массовые предвыборные собрания и митинги в Народном доме, государственном университете, на площади Революции и других местах. Выступавшие на них член Реввоенсовета республики, уполномоченный ВЦИК и ЦК РКП(б) К.К.Юренев, председатель губкома партии Н.К.Козлов, П.А.Бляхин говорили о положении на фронтах, о трудностях Советской власти, о достижениях и недостатках городского Совета. В принятых резолюциях собравшиеся одобряли успешную деятельность городского Совета и его исполкома, в целом выполнившего обнародованную в январе программу и призывали отдать свои голоса за кандидатов РКП(б). Подробные отчеты о работе горисполкома и его отделов публиковались в губернской газете «Красный мир». Тогда же по инициативе Бляхина и под его руководством была впервые подготовлена и выпущена книга «Отчет Костромского горисполкома, 1918—1919 годов», знакомившая костромичей с разносторонней деятельностью исполкома и его отделов. И неудивительно, что выборы принесли большой успех коммунистам. В городской Совет избрали 123 человека, из них 96 большевиков и 27 беспартийных. На состоявшемся в Народном доме 1 октября первом расширенном заседании городского Совета с участием представителей партийных и профсоюзных органов был избран его исполнительный комитет во главе с Бляхиным. Собравшиеся заслушали доклад Бляхина о задачах городского Совета нового состава. Собрание признало «общую политику предыдущего Совета безусловно правильной и отвечающей интересам широких рабочих масс и всего населения» и определило дальнейшие задачи избранного Совета.

Хотя Бляхин вновь был избран председателем горисполкома, но он все больше сосредотачивался на партийной работе и фактически стал совмещать обязанности председателя общегородского комитета РКП(б). На проходивших тогда еженедельных городских партийных собраниях он председательствовал и выступал с докладами по важнейшим вопросам политической и партийной жизни, кадровой работы. Выступая с докладом о партийной дисциплине, Бляхин показал знание истории и теории партийного строительства. Рекомендованные им меры по выработке сознательной партийной дисциплины были одобрены собранием. По инициативе Бляхина осенью были организованы краткосрочные курсы для групп сочувствующих. Они прослушали предложенный им цикл лекций. Сам Павел Андреевич прочитал там лекцию о взаимоотношении партии и профсоюзов. Еще раньше, в сентябре, Бляхин выступал с лекциями на курсах подготовки агитаторов, проходивших в доме коммунистов (площадь Революции, улица Луначарского).

С интересом был воспринят коммунистами города доклад Бляхина о работе среди масс. Он предложил целый ряд мер по развитию агитации и пропаганды, используя для этого подпольный опыт и появившиеся новые учреждения: рабочие клубы, районные комитеты и другие.

Особенно волновал Бляхина вопрос о деятельности районных комитетов, одним из инициаторов создания которых он был. Накопленный опыт приобрел общероссийское значение. О роли этих комитетов в жизни города, в укреплении связей Совета с широкими массами Павел Андреевич рассказал в докладе, с которым выступил 13 октября на партийном собрании. Он призывал всех коммунистов принять самое непосредственное участие в перевыборах и деятельности райкомов.

На первом месте у Бляхина в октябре 1919 года были организация помощи фронту, проведение мобилизации коммунистов. В воззвании к членам партии Костромской городской комитет писал: «Товарищи коммунисты! Пробил час решительного боя. Враг стоит около мозга Красной России — Петрограда. Деникин стремится к Туле и Москве… Необходимо спаять армию революционной дисциплиной, необходимо вдохнуть ей жажду борьбы, необходимо дать ей веру в свои силы и разбить врага!.. На фронт, товарищи коммунисты!»

Вопрос об отправке коммунистов на фронт обсуждался на нескольких партийных собраниях. Отметив успешное проведение партийной мобилизации, Бляхин призвал коммунистов отдать Красной армии все свои силы, закрыв даже некоторые учреждения. Осенью городская организация мобилизовала около ста человек.

Много сил, энергии и даже выдумки вложил Бляхин осенью 1919 года в подготовку и проведение в Костроме партийной недели. В эти дни следовало пополнить партийную организацию стойкими коммунистами из числа рабочих и красноармейцев, улучшить ее социальный состав. Неделя проходила под лозунгом: «Беспартийные — в партию! Коммунисты — на фронт!» Дело в том, что мобилизации коммунистов на Восточный, Южный и другие фронты, на борьбу с голодом и транспортной разрухой значительно сократили численность городской организации. Некоторые коммунисты, проявив слабость, вышли в это время из рядов РКП(б), другие за отказ идти на фронт были исключены из партии. Сокращению организации способствовала и прошедшая перерегистрация членов партии.

Руководствуясь решениями сентябрьского (1919 года) Пленума ЦК РКП(б), циркулярным письмом Центрального Комитета о партийной неделе, Костромская организация развернула огромную работу по проведению этой важнейшей партийно-политической кампании.

План недели, разработанный Бляхиным, был одобрен на заседании городского комитета партии. В помощь большой группе агитаторов были подготовлены конспекты лекций и докладов. По этой же тематике были написаны и статьи в газету. Бляхин составил конспект доклада «Партия коммунистов — единственная защитница интересов трудящихся». По вопросам организации недели горком партии провел с активом несколько совещаний.

Партийная неделя в Костроме началась 31 октября вечерним шествием, ответственным организатором и автором сценария которого был Бляхин.

До 15 тысяч костромичей собралось на Власьевской улице у Народного дома, с балкона которого к ним обратились Н.К.Козлов и Д.И.Долматов. В восемь часов вечера колонны коммунистов, комсомольцев, рабочих, красноармейцев, курсантов, молодежи, учащихся, с зажженными факелами, с фонарями, флагами, плакатами, оркестрами, с пением революционных песен двинулись к фабрикам, а затем по Пролетарской улице — на площадь Революции.

Во главе шествия на лошади ехал задрапированный красным материалом уездный военком Владимир Лазарев, высоко державший знамя городского комитета партии. За ним двигались два автомобиля, на которых были установлены фигуры женщин в сверкающих одеждах, с красными знаменами и факелами, аллегорически символизировавших свободу, партию коммунистов и советскую власть.

В колоннах везли на тележках и шли живые красочные, броско злые карикатуры на Колчака, Деникина, контрреволюцию, подготовленные местными режиссерами, артистами и художниками.

На площади Революции у трибуны состоялся грандиозный митинг, на котором с речами выступили костромские руководители, в числе которых был и Бляхин. Глубоким содержанием, яркой, оригинальной формой это шествие вызвало живой интерес у тысяч костромичей, способствовало притоку новых сил в партию.

Чтобы развить наибольшую политическую активность с учетом положения и интересов разных групп населения города, всю неделю разбили на дни: день профсоюзов, день клубов и обхода рабочих районов, день Красной Армии, день женщин-пролетарок, день красной молодежи, день беспартийных, конференций. В выпущенном воззвании городской комитет партии просил рабочих, работниц и красноармейцев задавать коммунистам наболевшие вопросы, говорить о своих нуждах и печалях, требовать разъяснения всяких слухов, которые их смущали. И в каждый из этих дней и не по одному разу по соответствующей тематике выступал Бляхин. Его слушали и на фабриках, и в Народном доме, и государственном университете, и техническом училище, и бывшей второй гимназии. Да, вот когда потребовались огромное напряжение сил, мобилизация приобретенных знаний, использование опыта партийной и советской работы, чтобы без особой предварительной подготовки выступать с речами о партии, профсоюзах, диктатуре пролетариата, текущем моменте, Красной Армии, о роли женщин и молодежи, о пролетарской культуре и все это с учетом аудитории.

Вместе с председателем губкома партии Н.К.Козловым Бляхин участвовал в обходе рабочих районов. Они побывали в так называемой сборной 1-й Республиканской мануфактуры, где в нелегких условиях проживала часть рабочих семей. Рабочие и работницы задавали Бляхину и Козлову много острых вопросов, особенно о жилье и продовольствии. Приходилось спорить, разъяснять. И все это убеждало. Беседа принимала доверительный характер. Такие встречи были очень нужны рабочим, и они просили навещать их почаще. Тут же двадцать рабочих записалось в партию. Во время партийной недели предъявление письменных рекомендаций не требовалось. Но такое право было предоставлено только рабочим, красноармейцам и беднейшим крестьянам. Всем остальным доступ в партию на это время был закрыт. Эта встреча особенно показала Павлу Андреевичу силу духа рабочих, их веру в победу. Понял тогда Бляхин и другое — нельзя давать неисполнимых обещаний, потому что трудно будет смотреть людям в глаза.

Партийная неделя в Костроме прошла успешно, было проведено 132 митинга, распространено 23 тысячи экземпляров различной литературы, воззваний и афиш. В РКП(б) в городе вступили 2633 человека, из них 1200 рабочих, 713 работниц и 720 красноармейцев. Костромская городская организация во время недели увеличила свои ряды более чем в 3,5 раза. Рабочие и красноармейцы Костромы массовым вступлением в коммунистическую партию выразили ей свое доверие. Об итогах партийной недели в Костроме Бляхин доложил пленуму губкома РКП(б) 23 ноября 1919 года.

  1. В 1989 году на этом доме установлена мемориальная доска.

Добавить комментарий