Детективные романы польского писателя Крыстина Земского.

Золотые щупальца

По полной программе весь набор приключенческого романа: автомобильные погони, ловкие преступники и шпионские страсти представлен в одном из лучших романов польского автора Крыстина Земского — Золотые щупальца. Главную роль в нем исполняет майор контрразведки Бежан, сквозной герой еще нескольких произведений. Это романтик, одинокий волк, которому особенно по душе… дела трудные, безнадежные и неразрешимые. Именно такое дело и предлагает ему приятель и начальник по службе полковник Зентара: в архиве давно лежит дело о деятельности группы с зарубежными связями, о которой известно только то, что она существует и к ней имеет отношение словосочетание анна кок.

Удачное стечение обстоятельств не заставляет майора долго копаться в бумагах: его друг, журналист, случайно обнаружил выход на кассира контрабандной шайки, но тяжело пострадал при этом. По отношению к другим Бежан проявляет разумную осмотрительность (эра доморощенных детективов миновала, — осуждает он журналиста), но сам очень любит проявлять рискованную инициативу. Вместе с тем он — сотрудник государственной организации, а потому в разрастающемся на глазах деле уверенно и со вкусом пользуется помощью десятков людей. Без этой помощи ему, конечно, невозможно проследить все линии, по которым идет розыск, — в деревне у военного аэродрома, на международной линии железной дороги, в морском флоте, в самой Варшаве. Бежан удивительно  точно выходит на криминогенную среду. Его взгляд, его чутье просто настроены на определенную волну, излучаемую, жуликами, фальшивомонетчиками, шпионами… Иногда ему попадаются такие, как Вейль — рафинированный, циничный игрок, из того сорта людей, которые ради денег готовы на все, а чаще он имеет дело с обыкновенными гражданами, которые видят единственную возможность улучшить свою жизнь вот таким, незаконным образом, полагая, что ничего особенного они не совершают.

Ближе к финалу все относительно независимые линии, развивавшиеся довольно неспешно, приобретают характер темпового боевика с захватом основных действующих лиц. Бежан, как магистр игры, стягивает нити в кулак, с видимым удовольствием объясняя задержанным (а заодно и читателям), какие сложные связи соединили их всех.

Партитура преступлений

В романе Партитура преступлений, написанном популярным польским автором Крыстином Земским (под этим псевдонимом выступают писательница и журналист Крыстина Свентецкая и юрист Веслав Годжемский), основу партии преступника всегда составляют корыстолюбие и жажда наживы частных лиц по отношению к государству. В такой диспозиции есть свои плюсы и минусы: она позволяет авторам достаточно глубоко вживлять детективную интригу в бытописательное повествование, свободно располагаться в привычной, узнаваемой читателями атмосфере времени и пространства, заниматься созданием более или менее проработанных психологических портретов; с другой стороны, заметна известная заданность ролей персонажей, неизбежное многословие и зеркальность различных эпизодов, так или иначе повторяющих друг друга по принципу не пойман — не вор. Только соединение определенного количества подобных ситуаций и позволяет следователям торжествующе представить подозреваемым пакет пересекающихся связей и улик.

Нередко для усложнения сюжета авторы используют широко распространенную в детективах бывших соцстран идею тотального шпионажа со стороны западных разведок в области науки и техники. К положительным качествам этой идеи можно отнести лишь то, что герои иногда пускаются в увлекательные зарубежные вояжи, вступают в состязание умов и ловкости с контрабандистами, участвуют в автомобильных преследованиях.

В романе переплетаются две линии — контрабанда произведениями искусства и военный шпионаж. Столкнувшись с серией загадочных происшествий, майор Бежан просит у руководства десять дней на свободный поиск — ибо чувствует, что традиционными методами он результата не достигнет. У меня такое ощущение, — говорит он, — словно я иду по нитке, которую мне кто-то специально вложил в руку. Все шиворот-навыворот. Агенты Гелена обычно стараются выполнять свои задания тихо, избегая опасного для них шума. А в этом деле все наоборот. Будто кто-то специально оставляет визитные карточки, чтобы вызвать переполох… Взрыв в Верхославицах не имеет никакого смысла…

Специфика построения сюжета предполагает участие в расследовании как минимум двух серьезных сыщиков; если Бежан как контрразведчик занят преимущественно международными делами, то внутренними — его молодые коллеги: поручик Врона в Партитуре преступлений, поручик Анджей Корда в романе В поисках Беты-12, поручик Анджей Свистнек в Звонаре из Фридланда. Это молодые, талантливые ребята, очень въедливые и в известной степени оттеняющие аналитический ум Бежана; их сила — в пристальном внимании к фактам.

В поисках Беты-12

Поручик Анджей Корда не верил в случайности. В офицерской школе ему привили уважение к фактам. Счастливый случай — все это выдумка авторов детективных романов, которые любят ошеломить читателей неожиданным открытием… Корда старательно собирал факты. Попав к Бежану, удивлялся, когда хвалили не за умение… а за нюх, за интуицию следователя, познание человеческой натуры, что позволяло безошибочно подбирать ключ к людям разных слоев. За страстное желание разобраться в мотивах человеческих поступков.

Так представлена фигура молодого сыщика в романе В поисках Беты-12 польского автора Крыстина Земского, именно ему приходится начинать распутывать странное убийство некоего ремесленника Збороского. Он, конечно, на первых порах допускает несколько промахов, но, кажется, без них по сюжету обойтись и нельзя. Это убийство оказалось первотолчком, который вызвал лавину преступлений, и делом не без оснований заинтересовалась контрразведка.

Публицистично-поверхностна (хотя и нельзя отказать ей в актуальности) идея, лежащая в основе романа Звонарь из Фридланда: очень соблазнительна скользкая дорожка экономического сотрудничества с западными организациями и промышленного шпионажа для отдельных людей, которые стремятся к обогащению любой ценой и рады услужить врагам за жалкие гроши, причем эта тенденция, подчеркивает Кыстин Земский, идет сверху, надо понимать, из высших эшелонов власти, и захватывает более широкие слои. Вот с этой тенденцией в ее частном преломлении и вступает в борьбу майор Бежан; дело происходит в провинции, и местное руководство всеми силами стремится помешать поручику Свистнеку раскрутить как следует дело с гибелью на охоте директора строй-объединения Яновского. Только личное участие Бежана, его поддержка и авторитет человека из столицы дают возможность Свистеку проникнуть в тайны международной шпионской деятельности и разоблачить местную мафиозную группировку.

По следу тени

Для манеры популярного польского писателя Крыстина Земского характерно довольно подробное описание даже эпизодических лиц, причем описание строится так, чтобы на каждого могла пасть тень подозрения. Правда, в этой толчее потенциальных или реальных нарушителей закона порой трудно различить особенное, но для любителей распутывать сложные сюжетные клубки эти романы представляют раздолье, тем более что фигуры сыщиков достаточно статичны. Двойником Бежана в романе По следу тени выступает майор Орлич; развитие образа поручика можно проследить в романах Невидимые связи и По следу тени; в первом Анджей Корч — молодой выпускник офицерской школы (своего рода двойник Свитнека), во втором он уже капитан, но Орлич всегда найдет возможность образовать своего молодого коллегу. Так же, как Бежан, он наставляет Корча: Изучай не только конкретные факты, но и причины тех или иных оценок их людьми, с которыми будешь говорить… Впрочем, Корч сопротивляется (Хочешь сделать из сыщика психолога? До сих пор мне не приходилось заниматься психологией), но больше для самоутверждения, ибо как психолог он проявил себя еще в предыдущем деле (описанном в Невидимых связях), столкнувшись с тотальной коррупцией и хищениями государственной собственности в небольшом городке, куда он получил направлении на службу.

В романе По следу тени единственный раз в практике Земского преступление связано с событиями второй мировой войны. Инженер Адам Столько неожиданно покончил с собой. Поверхностный осмотр его квартиры позволяет заключить, что покойный оставил после себя идеальный порядок, не желая доставлять никому хлопот. Но эксперты с удивлением обнаруживают, что порядок слишком идеален: на перилах балкона, с которого он прыгнул, тщательно стерты все отпечатки пальцев… Почти в то же время из окна гостиницы выбрасывается еще один мужчина, причем — в голом виде. Да что их, прорвало, что ли? — не может скрыть изумления Корч. На этом окне тоже не обнаружено ни одного следа пальцев. Конечно, в такой ситуации следователю не до сна, не до еды…

Вместе с майором Орличем Корч раскидывает широкую сеть, в которую попадает значительное количество людей — от честной проститутки до бывших эсэсовцев и шпионов, находящих себе поставщиков нужной информации через матримониальное бюро.

В том, что разрозненные события оказались в конце концов сведены воедино, немалую роль сыграла интуиция майора Орлича. Да, я импровизирую, — соглашается он. — Но моя импровизация опирается частично на факты.

В известном смысле последнюю фразу можно применить и к романам Крыстина Земского. Факты — это та реальность, так жизнь, которая занимает существенное место в романах. Изложена она, кстати, предельно объективно, в стиле киносценария, предлагающего читателю вместе смотреть картины действительности. Импровизация же позволяет осмыслить эту действительность в виде напряженного и развлекательного детективного сюжета.

Добавить комментарий