Происхождение

Происхождение

Поддавшись на рекламу, а может просто позабыв, как меня мутило от последнего романа Дэна Брауна, взялся я читать последний роман гения популярных …

В новом романе Происхождение (Origin, 2017), как и раньше, главным героем выступает Роберт Лэнгдон, профессор религиозной символики из Гарвардского университета. Браун описывает своего героя как человека с клаустрофобией, эйдетической памятью, склонностью думать курсивом (?????), и носит часы с Микки Маусом.

На этот раз история приключилась с профессором в солнечной Испании, а не во время очередной лекции в университете или его окрестностях. Оказывается, некий гений похваляется, что раскрыл секрет жизни, Вселенной и сути религиозных символов. Он вовсе не грозится уничтожить мир новым оружием, а лишь обещает стереть мировые религии.

Понятно, что в романе действует целая стая странных персонажей: белоглазый Анти-папа, зловещие архиепископы, разумеется, католической церкви, и не менее зловещие сектанты, и даже будущая королева Испании.

Роман трудно назвать триллером, поскольку любой читатель очень скоро начинает догадываться, кто дергает за ниточки. А зная сюжеты предыдущих романов Дэна Брауна, нетрудно предсказать дальнейшее развитие сюжета. Но к этому моменту веселье, нет истеричный ржач от чтения романа накатывает и накрывает с головой, а потому остановиться или обидеться на автора за плохо скроенную интригу уже просто не возможно.

На этот раз апокалипсис для всего человечества грозятся устроить машины с синтетическими мозгами, готовы захватить контроль над человечеством. Но дальше больше, Браун лишь намекает на некие загадочные силы, после чего мысль летит в тартарары и еще какие-то темные бездны. Кто там главный злодей и чего-то хочет, мне разобраться не удалось, большая надежда на русских переводчиков, может быть они поколдуют над текстом, и в нем что-нибудь да проявится. Нет по-русски я это читать уже не смогу, но может другие рецензенты или читатели в комментариях подскажут.

Как это обычно бывает у Брауна, идеи глобальные, но сформулированы невероятно легко, даже небрежно, словно учителя физики попросили объяснить первоклашкам законы термодинамики. А потому не пугайтесь, Браун быстро сползет с химического жаргона и технических терминов к освещению оккультных тайн.

В очередной раз научное просвещение сражается с религиозным фундаментализмом, отражаясь на стеклянных колбах лаборатории, глянцевом блеске пластика в роскошных отелях и отполированных до блеска религиозных святынях.

В этот раз, не только меня, но очевидно, и автора спасла Википедия. «Сокровищница знаний» цитируется в романе чуть ли не на каждой странице, будь это описание собора или научного термина. Думаю, статисты еще скажут свое слово, но на мой взгляд, цитат было точно не меньше 400, и страниц тоже 400. Вот и делайте вывод. Самолично сверил более 20 раз, и каждый раз можно сказать, что Браун отличный копирайтер, умеющий пересказать пересказанные пересказы по-новому, свежо и бодряще.

Не могу сказать, что я большой любитель читать по-английски, но читать Брауна настоящее наказание. Мало того, что я и так не Ихтиандр, не ощущаю себя одинаково свободно на суше и в море (русском и английском), во всем романе нет ни одного предложения без ошибки. Впрочем, в этом утверждении я полагаюсь на мнение своих компетентных английских коллег. Мне зато бросились в глаза бесконечные прилагательные если Лэнгдон, то «известный», «знаменитый», и снова «знаменитый и известный американский профессор» и так по кругу до бесконечности. Или «знаменитый шедевр … Поля Гогена», «известный немецкий философ XIX века». И так все известные и знаменитые.

А диалоги звучат так, будто бы их и в самом деле написал компьютер. Он пока еще не с синтетическими мозгами, а потому рубленные фразы с непонятными придаточными. Воспоминание от чтения, словно я загнал английский текст в яндекс-переводчик и попытался прочесть, что там написано.

По-моему, западные рецензенты уже перестали шутить по поводу стиля, они просто понимают, что «если человек идийот, то это надолго».

54321
(2 votes. Average 4.5 of 5)
2 комментария
  1. Моё знакомство с Брауном ограничивается “Кодом да Винча”. Сюжет уже помню смутно, но после прочтения появился стойки иммунитет на писания Брауна.

    1. Стойкий иммунитет – это сильно сказано, а я вот позабыл как все прошло, нет, теперь конечно вспоминаю и ужасаюсь. Еще была слабая надежда, что Брауна отдадут какому-нибудь редактору на попечение, выправят тексты хоть немного, но увы западная манера издавать все в авторской редакции – это просто кошмар.

Добавить комментарий