Близнецы-соперники

Роберту Ладлэму (Robert Ludlum) на невнимание читателей сетовать не приходится. Дело даже не в том, что писатель, выпустивший полдюжины романов, все, как один, ставшие бестселлерами. Трудится в жанре, на успех, что называется, обреченном — то есть в жанре детективном. Детектив детективу рознь, и расхождение между тем, что сочинял и сочиняет Ладлэм, и классическими образцами бросается в глаза незамедлительно. Между тем в последнее время стали поговаривать о возникновении ладлэмовского канона, а кое-кто из рецензентов даже провозгласил плоды его пера эталоном детектива новейших времен. Канон каноном, но стоит признать, что уроки классиков жанра Ладлэм усвоил основательно. Леденящие кровь перипетии сюжета, головокружительные погони, убийство на убийстве, наконец, напряженное распутывание тайны, без которой детектив не детектив, — все это имеется в изобилии, все это выполнено с профессиональным блеском. Читатель, взявшийся за Ладлэма на досуге, дабы отвлечься и рассеяться, вряд ли пожалеет о потраченном времени. Но — существенное дополнение — и тот, кто стремится не уйти от проклятой современности в мир приятно-пугающего вымысла, а, наоборот, в ее путанице как-то разобраться, тоже вроде бы в накладе не остается. Если симпатичнейший Эркюль Пуаро, целых полстолетия безуспешно порывавшийся уйти на пенсию, но снова и снова обреченный авторской волей браться за теперь уже последнее расследование, обитал в этаком временном вакууме, то ладлэмовский детектив — всегда на злобу дня, всегда прочнейшим образам коренится в ближайшей современности со всеми ее конфликтами и коллизиями. В итоге рождается весьма любопытный социальный документ, регистрирующий многие знаменательные процессы, протекающие в нынешнем американском обществе, и то, как эти процессы отражаются — нередко в мистифицированной форме — в общественном сознании. Документ, очерчивающий в числе прочего и контурный облик массового читателя, который выступает не только безотказным и рьяным потребителем бестселлеров, но и в то же самое время их незримым соавтором. Ведь сочинить бестселлер — значит прежде всего угадать чаяния, хотения, иллюзии, страхи, мифы, владеющие заказчиком, средним представителем общества, и вернуть их ему чудесно преображенными в увлекательной литературной оболочке.

Преступления ради денег, убийства на почве ревности или больной психики Ладлэма-писателя оставляют равнодушным. У него иной масштаб. От своевременного раскрытия козней злоумышленников в его романах зависит ни много ни мало — благополучие нации. Или даже, как, например, в  романе Близнецы-соперники (The Gemini Contenders, 1976), безопасность всего мира, который рискует оказаться на грани катастрофы, погрузиться в хаос и смятение, если будут преданы огласке документы эпохи раннего христианства, содержащие какие-то сногсшибательные истины и откровения. Какие именно, не знает никто. Действие романа начинается в декабре 1939 года, Европа уже охвачена войной. Дабы сейф с документами, веками хранившимися в одном из тайников греческого монастыря, не попал к нацистам, его с огромными предосторожностями переправляют в Италию, в надежные руки Савароне Фонтини-Кристи — процветающего промышленника и аристократа старой закалки, человека высоких нравственных принципов и тайного антифашиста. Он успевает спрятать вверенное ему сокровище, но почти сразу же вслед за этим погибает вместе со всей своей семьей. Карательная операция санкционирована Берлином. Формальный повод для нее — связь Фонтини-Кристи с партизанами, реальная же цель этой акции — захват сейфа. Умирая, Фонтини-Кристи пытается передать старшему сыну Витторио тайну местонахождения сейфа, но успевает выговорить лишь несколько отрывочных слов. Чудом уцелевший Витторио — единственный, кто хоть как-то связан с секретом исчезновения сейфа, — становится объектом захватывающей и ожесточенной охоты заинтересованных в отыскании документа сторон: английской разведывательной службы, сотрудники которой с невероятным трудом выкрадывают объявленного вне закона Витторио из фашистской Италии, группы радеющих о чистоте католической веры фанатиков из Ватикана и прежних хранителей сейфа из греческого монастыря. И те, и другие, и третьи руководствуются при этом отнюдь не метафизическими соображениями. Обладать истиной, о которой известно лишь, что она может стать поистине разрушительной силой, — это получить небывалую власть над противниками, политическими и религиозными. Три с половиной десятилетия вокруг канувшего в неизвестность клада длится  самая настоящая война, упорная и кровопролитная. В поисках его принимают участие представители трех поколений семьи, и почти все погибают.

Незадолго до смерти уже дряхлый Витторио, точнее, теперь уже Виктор Фонтайн (после окончания второй мировой войны он переехал в Америку и принял американское гражданство), рассказывает все, что знает сейфе, сыновьям. Эдриэн и Эндрью близнецы, но на этом сходство между ними заканчивается. Эдриэн — юрист леволиберальной ориентации, активный участник движения за гражданские права, противник агрессии США во Вьетнаме. Эндрью — профессиональный военный. Положение дел в стране тревожит его не меньше, чем брата, но его недовольство — недовольство ястреба, сторонника жесткой линии. Все беды Америки, по его убеждению, в слабости и некомпетентности ее администрации, в том числе и военной. Дабы вытеснить из Пентагона недееспособных, погрязших в коррупции и интригах коллег, он вместе с несколькими офицерами-единомышленниками создает секретную организацию под красноречивым названием Око. В ее задачу входит сбор, а если понадобится и оглашение компрометирующих сведений о тех, кто, по мнению членов Ока, должен уйти в отставку. Потому-то и загорается Эндрью идеей разыскать сейф, что надеется использовать находку века как политически рычаг, средство давления и шантажа. Однако группа борцов за гражданское равноправие и подлинно демократическое правосудие в Америке, возглавляемая Эдриэном, раскрывает существование тайного сообщества, которым предводительствует Эндрью, и вот-вот выступит с разоблачениями. Оказавшись на грани краха, члены Ока убивают одного из соратников Эдриэна — адвоката-негра Невинса и похищают собранные тем улики. Эндрью нарушает заключенный по воле отца договор с братом относительно совместных поисков сейфа и отбывает в Италию, Разгадавший уловку дурного брата хороший брат пускается вдогонку. Заключительный акт погони за злополучными документами, разыгрывающийся в деревушке, затерянной в Швейцарских Альпах, не столько противоборство соперничающих близнецов, сколько наглядная картина конфронтации фашистско-тоталитарного и либерально-демократического начал в американском обществе. В итоге либеральное начало одерживает верх. Правд противнику насилия Эдриэну прихотью сюжета повезло: опередившему его Эндрью приходится делать всю черновую работу — кулаком и пистолетом добывать информацию о местонахождении клада Фонтини-Кристи. Лишь в момент извлечения сейфа на горном склоне появляется Эдриэн. В последовавшей отчаянной схватке руководитель Ока, пытаясь устранить брата, гибнет сам.

А каковы же откровения, разрушительной силы которых так опасались те, кто прятал сейф? Это показания узника римской тюрьмы, по имени Петр, свидетельствующие о том, что человек, которого звали Иисус из Назарета, отнюдь не принял мученической смерти на кресте, ибо был заблаговременно выкраден учениками и подменен неизвестным бродягой. Через несколько дней, по утверждению узника, спасенный покончил с собой… У приглашенного Эдриэном ученого-эксперта аутентичность документа, созданного на рубеже I века нашей эры, не вызывает сомнений, однако, добавляет последний, нельзя поручиться за правдивость признаний человека, ожидавшего мучительной казни и любыми средствами готового купить себе прощение — в том числе и выгодным римским властям опровержением.

Каков же урок евангелия от Ладлэма? Читавшие книгу интриги ради довольны — все, мол, хорошо, что хорошо кончается. Другие, возможно, задумаются над ладлэмовской диалектикой факта и фикции, истины и лжи. Над тем, изменился ли нравственно человек за период без малого две тысячи лет существования под знаком христианского мифа, над тем, социально ли по своей природе зло или это уж так самим богом устроено. Было бы, однако, напрасно искать в тексте романа мировоззренческую позицию автора: его дело лишь задать пищу читательскому уму и воображению, а там уж пускай читатель разбирается как знает. Кое-кто, впрочем, полюбопытствует, а не ошибались ли те — в том числе и покойник Эндрью, — кто считал, что раннехристианские документы могут быть использованы в нынешних, сиюминутных интересах. Ведь современный, заработавший ярлык обезбоженного, мир видал всякие виды, избалован всевозможными сенсациями и вполне может отнестись к документам, вокруг которых разыгралась самая настоящая трагедия, как к курьезу, любопытной диковинке, не более. Не случайно и Эдриэн, ознакомившись с находкой, снова отправляет ее в сейф. Не потому, что страшится последствий ее обнародования. Просто нашлись дела поважнее. Телефонный звонок в финале — его соратниками найдены новые факты нарушения законности и злоупотреблений — напоминает ему, что не время сидеть сложа руки. Борьба продолжается. Поддержка и укрепление демократического мифа для героя книги, да и для самого Ладлэма куда важнее, чем мифа христианского.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Яндекс.Метрика