Исчезнувший

Роман, хорошо известного у нас в стране американского писателя Флетчера Нибела Исчезнувший, в котором большая роль отводится деятельности средств массовой информации в современном мире и который завершается пресс-конференцией, во многом, вплоть до отдельных деталей, напоминающей реально состоявшуюся в Вашингтоне в декабре 1987 года после встречи на высшем уровне. Кстати, пресс-конференция или аналогичное событие становятся эпилогом и ряда других романов Нибела, написанных в жанре политической фантастики, в том числе переведенных на русский язык его книг Семь дней в мае и Ночь в Кемп-Дэвиде. Прежде всего обращает на себя внимание, что на самого Флетчера Нибела можно с определенным основанием распространить характеристику, данную М. С. Горбачевым журналистам, близко принимающим к сердцу наиболее острые, настоятельные проблемы современной эпохи, от решения которых зависят судьбы человечества. A литературное творчество этого писателя, при всей фантастичности его сюжетов, несомненно, внесло свой, пусть и скромный вклад в осознание общественностью необходимости предотвратить мировую термоядерную войну, положить конец гонке вооружений, угрожающей гибелью цивилизации и даже жизни на Земле. Именно эта тема неизменно была ведущей в книгах Нибела, независимо от того, что лежало в основе их сюжета — будь то предотвращение военного переворота в Соединенных Штатах, которому посвящены Семь дней в мае, или же отстранение от власти президента США Марка Холленбаха, о чем идет речь в романе Ночь в Кемп-Дэвиде.

Биография

Флетчер Нибел родился в 1918 году в маленьком городе Дальтон в штате Огайо на среднем западе страны. До того как стать писателем, он свыше двадцати лет работал журналистом в Вашингтоне сначала специальным корреспондентом провинциальных изданий, а затем политическим обозревателем крупного издательского концерна Коулса. За эти годы он проник глубоко за кулисы политической жизни столицы США, установил тесные контакты в самых различных сферах официальных учреждений и делового мира, без которых американскому журналисту вообще нечего делать в Вашингтоне. Именно этим обстоятельством объясняется доскональное знакомство автора как с явными, так и скрытыми механизмами политической власти в США, с подлинной ролью и методами действия многочисленных федеральных учреждений, сложным процессом принятия решений в Белом доме и на Капитолии, с влиянием на них лоббистов, наводнивших столицу, а также с деятельностью средств массовой информации.

Первый роман Нибела, написанный им в соавторстве со своим коллегой-журналистом Чарльзом Бейли и опубликованный в 1960 году, посвящен атомной бомбардировке Хиросимы на исходе второй мировой войны. Этот роман не имел большого успеха у читателей. Однако их второй роман Семь дней в мае (1962), в котором документальный стиль изложения органически сочетался с фантастическим сюжетом предотвращенного военного переворота в США, сразу же стал бестселлером, несмотря на то, что сама мысль о таком повороте политических событий в Америке воспринималась как невероятная. Переведенный на иностранные языки, этот роман принес авторам широкую известность как у себя в стране, так и за рубежом. Он был экранизирован американским режиссером Джоном Франкенхаймером, а у нас по его сюжету был снят фильм на Рижской киностудии. О популярности этого романа у нас в стране свидетельствует, в частности, тот факт, что вот уже двадцать лет, как девятая страница Литературной газеты, открывающая ее международный раздел, неизменно называется семь дней очередного месяца.

Огромный успех этого романа у читателей дал Флетчеру Нибелу возможность целиком посвятить себя литературно-художественной деятельности. И с тех пор он уже один (после смерти Бейли) каждые два-три года выпускал в свет свои очередной роман в жанре политической фантастики — Ночь в Кэмп-Дэвиде (1965), Исчезнувший (1968), Правонарушение (1969), Темная лошадка (1972), Осенний старт (1974) и другие. Одновременно яркие публицистические его статьи, затрагивающие острые вопросы внутренней политики и международных отношений, публиковались в ведущих органах американской печати. В этих статьях он постоянно выступал против холодной войны и гонки вооружений, предостерегал об опасности термоядерной войны, отстаивал демократические права американского народа от посягательства на них со стороны авторитарных тенденций исполнительной власти и тайной деятельности ЦРУ и других учреждений.

Накопленное десятилетиями знание о хитросплетениях политической жизни и борьбе в высших эшелонах власти Соединенных Штатов придает не просто внешнюю реалистичность фантастическим сюжетам, лежащим в основе произведений Флетчера Нибела, наполняя их многочисленными почерпнутыми из жизни деталями и убедительными образами действующих в них персонажей, но также позволяет автору изобретать сценарии возможного развития событий, не уступающие по своей правдоподобности экскурсам американских футурологов в будущее.

Благодаря своего рода дару предвидения, которое является важным средством художественного воображения всякого талантливого писателя, опирающегося на хорошее знание повседневной жизни, Нибелу в своих романах нередко удавалось если и не предсказать в деталях, то во всяком случае в общих чертах предвосхищать возможность таких политических событий в недавней истории США, как, например, импичмент, или отстранение от власти президента вследствие его злоупотреблений в романе Ночь в Кэмп-Дэвиде (именно такая участь, как известно, постигла президента Ричарда Никсона в 1974 году из-за Уотергейта), или же таких международных событий, как заключение договора между великими державами о ядерном разоружении в романах Семь дней в мае и Исчезнувший, саму возможность которого многие считали до недавнего времени фантастической.

Исчезнувший

Конечно, тернистый путь к этому договору отнюдь не похож на тот, о котором столь увлекательно повествуется в романе Исчезнувший. И заключен он в реальной жизни был не в результате сложных политических комбинаций президента США, а в первую очередь благодаря проницательным, смелым и дальновидным инициативам руководства КПСС и Советского государства. А со стороны США его подписал не вымышленный Нибелом президент-демократ (Джордан Лимен в Семи днях мая или же Пол Роудбуш в Исчезнувшем), а президент-республиканец Рональд Рейган. И пусть реальный пресс-секретарь Белого дома Марлин Фицуотер мало чем напоминает главного героя романа Нибела Юджина Р. Каллигана, занимающего тот же пост и от лица которого ведется изложение событий в Исчезнувшем. Даже резкое падение акций на Уолл-стрите, предшествовавшее подписанию договора, было вызвано в реальной жизни совсем иными причинами, чем в романе. Тем не менее написанный два десятилетия тому назад роман Нибела читается сейчас как репортаж о текущих событиях международной жизни. Даже десяти дней, проведенных мной в Вашингтоне накануне и во время встречи на высшем уровне, было достаточно, чтобы лишний раз убедиться в том, насколько реалистичен Нибел в своих описаниях пресс-конференций, поведения и образа мыслей американских официальных лиц, конгрессменов и журналистов, в воспроизведении политического климата столицы США.

Политическая орнитология

Несомненным достоинством романов Флетчера Нибела является то, что политическая жизнь Соединенных Штатов изображается в них не скупыми черно-белыми кадрами, а предстает перед нами весьма колоритной как в художественном, так и в эмоциональном отношении. Роман Исчезнувший в отличие от типичных произведений в жанре политической фантастики на Западе населен (если так можно выразиться) отнюдь не безупречными и добродетельными во всех отношениях героями и противостоящими им мрачными и циничными злодеями. Напротив, он убеждает читателя в том, что современный американский истеблишмент мало похож на примитивный политический птичник, в котором обитают лишь воинствующие ястребы и миролюбивые голуби, как это десятилетиями внушалось западными средствами массовой информации. В действительности же в нем явно преобладают птицы совсем иного полета — от величественных страусов, склонных зарывать голову в песок, до назойливых попугаев, затвердивших стереотипные ответы на все случаи жизни, а также журавлей и синиц, кукушек и ворон. И к каждой из этих птиц при желании можно подобрать по крайней мере несколько выразительных пословиц как на русском, так и на английском языке. Впрочем, яркие характеристики, которые даются автором своим персонажам, глубокое проникновение в их повседневную жизнь и в скрытые мотивы их поступков позволяют читателю несравненно лучше, чем любая политическая орнитология, постигнуть подлинное столкновение интересов в правящих сферах США, а также сложный и неоднозначный процесс принятия решений на разных уровнях законодательной и исполнительной власти.

Очевидно, нет занятия более неблагодарного, чем кратко пересказывать в предисловии сюжет увлекательного, похожего на политический детектив романа, лишая тем самым читателя значительной части удовольствия от неожиданного поворота описываемых в нем драматических событий. И тем не менее на одном из фрагментов его сюжета, упоминаемых в нем лишь бегло, имеет смысл задержать внимание читателя, иначе он может быть воспринят им как всего лишь незначительная и вымышленная автором деталь повествования. Между тем в данном случае речь идет о подлинном событии в политической жизни. Говоря в эпилоге романа о том, что побудило его примкнуть к санкционированному свыше проекту Альфа, один из главных героев романа, Стивен Грир, разъясняет журналистам: Для меня Альфа началась три года назад однажды вечером в Нью-Йорке на заседании правления Фонда мирового правопорядка, членом которого я состою. Стоит в связи с этим напомнить, что упоминание об этом фонде — вполне реалистическая деталь в романе. Эта неофициальная международная организация, впоследствии преобразованная в Институт мирового правопорядка, отнюдь не вымысел Нибела. Она действительно была учреждена в середине 60-х годов по инициативе видного американского ученого-юриста и общественного деятеля Сола Мендловица, и в ее деятельности активное участие принимали ученые многих стран, в том числе советские. Ими был разработан проект Предпочитаемого мира, во многом совпадающий по своим целям с проектом Альфа, описанным в романе. Однако в отличие от романа Фонд мирового правопорядка не добился столь эффектного воплощения в жизнь своего проекта и был вынужден ограничиться в основном издательской и просветительной деятельностью.

И вот спустя двадцать лет, присутствуя на официальных церемониях в Белом доме, сопровождающих встречу в верхах руководителей двух великих держав, сидя в просторном зале пресс-центра, расположенного в отеле Мэрриот, и слушая сообщения о ходе переговоров между M. С Горбачевым и P. Рейганом, я не мог отделаться OT воспоминаний о проекте Предпочитаемого мира, которые странным образом сочетались в моем сознании с образами, сошедшими со страниц романа Ф. Нибела. И мне казалось, например, что среди журналистов на брифинге для прессы обязательно должны присутствовать Дэйв Полик и другие, вымышленные Нибелом представители средств массовой информации, а на экранах телевизоров некоторые сенаторы, выступающие против заключения договора а о ликвидации двух классов ракет, напоминали сенатора Оуэна Моффата.

В реальности процесс, который привел к договору, положившему начало ядерному разоружению, шел иными, непроторенными путями и был осуществлен иными средствами, чем в свое время представляли себе участники Фонда мирового правопорядка; он не был похож и на проект Альфа в романе Нибела Исчезнувший. Но вместе с тем этот договор убеждал, что мечта о безъядерном, ненасильственном и справедливом мире, которая еще в недавнем прошлом выглядела как всего лишь сюжет для фантастического романа или, в лучшем случае, обоснованная утопия, может быть претворена в действительность, коль скоро она выражает сокровенные чаяния людей и общечеловеческие интересы, воплощается в новое политическое мышление и опирается на политическую волю государственных руководителей нового типа, на стремление народов и поддержку мировой общественности.

Э. Араб-Оглы 

Из предисловия к роману Исчезнувший

Добавить комментарий