Катамаран

Катамаран

Солнце светит всем. И под его благодатными лучами одинаково вольно произрастают и злаки, и сорняки, и ядовитые грибы.

Этот трюизм невольно вспомнился мне при чтении повести Габора Йожефа и Дердья Фалуша Катамаран, где речь идет о научной программе Солнце, вокруг которой плетут свои преступные интриги секретные службы западных стран.

Но сначала об авторе этой повести.

Каждому, кто работает ныне или работал когда-то в редакциях газет, журналов или книжных издательств, приходилось отвечать на вопросы юношей и девушек: как научиться писать, чтобы стать профессиональным журналистом или писателем?

Из разности ответов самый точный, мне думается, самый краткий: научиться этому невозможно. Я имею в виду научиться писать хорошо. Для этого нужно иметь талант, с этим родиться.

А как распознать в себе этот талант? Есть он или нет?

Для этого нужно прежде всего много читать, учиться, приобрести какую-то профессию — лучше всего связанную с активным общением с людьми — поработать по этой профессии, накопить жизненный опыт, и если талант есть, он сам рано или поздно запросится наружу.

Именно так приходили в журналистику и в литературу большинство лучших журналистов и писателей.

Этим путем пришел к широкому читателю и Габор Йожеф.

Он родился в 1925 году в Будапеште в семье рабочего. Закончив университет, стал преподавателем гимназии, но очень быстро почувствовал в себе тягу писать, рассказать людям о том, что знал, что видел вокруг. А вокруг в те первые годы после освобождения Венгрии от фашизма стремительно строилась новая жизнь.

Новое слово — так называлась первая газета, начавшая выходить на венгерском языке после краха старого режима. Ее редактором был известный венгерский писатель — коммунист Бела Иллеш. К нему-то и принес свою первую заметку преподаватель гимназии Габор Йожеф.

С той поры, — как напишет он позже в своей автобиографии, — я опубликовал более тысячи репортажей, передовых и подписных статей, литературных эссе, критических работ и рецензий…

После Нового слова Габор Йожеф в течение шести лет работал в еженедельнике народной полиции Страж порядка. Там-то, наверное, и приобрел он вкус к остросюжетному литературному материалу, в обилии проходившему через руки молодого журналиста. Тогда же и почувствовал он в себе биение таланта литературного творчества.

Но прежде чем стать писателем Габор Йожеф проработал несколько лет на издательской работе. Сначала в молодежном издательстве Магвете, затем в военном издательстве имени Зрини. Работал он и в отделе прессы Совета Министров Венгерской Народной Республики, затем в Союзе венгерских журналистов, где был секретарем совета по науке. В настоящее время он заведует отделом печати и информации Министерства труда Венгрии.

Опубликовав уже несколько книг, Габор Йожеф по-прежнему считает себя не писателем, а журналистом. Журналистский почерк виден и в повести Катамаран.

В каталогах библиотек эта повесть проходит по разделу детективной литературы. Хотя, на мой взгляд, ее правильнее было бы назвать не детективом, а остросюжетным политическим репортажем, написанным на добротном литературном уровне.

Ведь что такое детектив? Игра плюс литература — отвечают одни специалисты в исследовании этого жанра. Детектив — это прежде всего тайна — говорят другие. Детектив обязательно начинается с преступления — определяют особенность жанра третьи. В повести же Катамаран все эти основные признаки детектива отсутствуют.

Преступление — убийство Додека — совершается в ней уже тогда, когда повествование давно вышло из стадии дебюта. И нет никакой тайны — читатель с самого начала подробнейшим образом вводится в курс приготовлений к преступлению. Затем он является свидетелем убийства, а также и всех дальнейших преступных действий и, зная заранее ответы на все вопросы, над разрешением которых бьются венгерские контрразведчики, наблюдает за их работой с высоты своей полной информированности.

Поэтому и игры нет. Той, обычной для детективного жанра игры писателя с читателем, в которой автор всевозможными маневрами и ложными версиями старательно маскирует разгадку тайны, чтобы выстрелить ею лишь в финале.

Но эти отсутствующие признаки жанра добротного детектива в Катамаране заменяет, мне кажется, — и весьма успешно — политическая острота сюжета, актуальность происходящих в книге событий. Вот потому-то я и определил бы эту вещь как художественно написанный остросюжетный политический репортаж.

В отличие от стопроцентного репортажа по следам современных политических событий герои повести Катамаран носят не реально существующие, а вымышленные литературные имена. Но время действия указано абсолютно точно — 1978 год. И ряд событий, описанных в книге, действительно имел место в реальной жизни. Рассказывая о создании повести, автор говорил, что при определенной доле художественного вымысла она в основе своей документальна.

Попытки секретных служб западных стран подорвать единство социалистических государств и дестабилизировать их экономику; промышленный шпионаж и диверсии; стремление использовать для подрывной работы против стран социализма их граждан, особенно бывших и в их числе тех, кто в свое время сотрудничал с гитлеровцами, — со всем этим постоянно сталкиваются в свой повседневной работе органы государственной безопасности Венгерской Народной Республики, как и других стран социализма.

Об общих принципах и конкретных деталях многотрудной, ответственной и почетной их деятельности все мы обильно начитаны из литературы самого разного рода. Начиная от серьезных исследовательских работ историков нашего времени и книг уважаемых писателей и кончая сочинениями, быстрописучие авторы которых считают, что острота и лихие повороты сюжета могут компенсировать отсутствие не только писательского мастерства, но порой и элементарного художественного вкуса.

Одной из привлекательных особенностей увлекательной повести Катамаран является то, что сотрудники венгерских органов государственной безопасности лишены того суперменства, которым подчас наделяют их авторы вышеупомянутых облегченных детективов, думая украсить, а на самом деле смазывая образы своих героев. В повести Катамаран герои — обычные люди из плоти и крови, с обычными человеческими нуждами, страстями и желаниями, и со слабостями тоже.

Впрочем, и образы наших врагов с той стороны баррикады противоборства двух миров в повести Катамаран выписаны добротно. Они полнокровны, не оглуплены и не окарикатурены. Вражеских агентов, заброшенных на территорию народной Венгрии, и их хозяев, оставшихся за рубежом, писатель показывает людьми по-своему убежденными, умными, опытными в своем деле, оснащенными современнейшими техническими средствами.

Интрига, заплетенная ими вокруг руководителя одного из крупнейших предприятий Венгрии, генерального директора Белы Имре, столь искусна, губительные сети расставлены столь умело, что положение главного героя повести кажется безвыходным. Западные спецслужбы, задумавшие выкрасть важнейшее изобретение и на будущее сделать генерального директора своим постоянным агентом, продумали и учли все обстоятельства и факторы.

Как в конце концов распутываются хитросплетения этой истории, читатель узнает, прочитав повесть Катамаран. Нам же остается в заключение сказать лишь о том, чем закончил свое представление повести Вкус пепла автор первого предисловия, сказать о бдительности. О необходимости всем нам всегда помнить о том, что в условиях исторического противостояния двух миров, двух систем даже в условиях разрядки, а в периоды обострения международной обстановки тем более, подрывная тайная война секретных служб Запада против стран социализма продолжалась и продолжается.

Павел Веселов

Из послесловия к публикации романа Операция Катамаран
Подвиг
, 1985, том 6

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Яндекс.Метрика