День Шакала

Современный зарубежный детектив трудно себе представить без имени английского писателя Фредерика Форсайта (родился в 1939 году). Этот большой мастер детективного жанра хорошо известен в нашей стране, впрочем как и во всем мире, ведь тиражи его книг уже перевалили за 50 миллионов экземпляров.

Форсайта более всего привлекает в детективе возможность исследовать анатомию социальной и политической жизни, судьбу обыденных гуманистических ценностей — из разряда тех, с которыми у большинства людей связано представление о просто порядочном человеке. Вот он и исследует их в мире, где как неизбежное зло существуют корыстолюбие, преступность, равнодушие и бездуховность. Именно об этом история комиссара Лебеля в романе День Шакала. Вот, пожалуй, в чем притягательность и секрет успеха произведений Форсайта, а не в изображении техники преступления, эротических сценах или точном коммерческом расчете на собственного читателя.

the-day-of-the-jackal

В книгу включен один из самых известных бестселлеров писателя, перевернувший всю его судьбу и принесший ему колоссальную популярность, — роман День Шакала (The Day of the Jackal, 1971). Судьба этого произведения довольно любопытна.

Никому практически не известный репортер Би-Би-Си Фредерик Форсайт пишет свой первый детективный роман, взяв в качестве сюжетной основы для него действительные политические события — факт предпринятого оасовцами покушения на президента Франции генерала Шарля де Голля. Информацией об этом пестрили многие западные газеты. И несмотря на то, что роман явно получился: обстоятельно разработана политическая интрига, прочерчен динамичный, захватывающий сюжет, психологически умно и тонко выписаны характеры и мотивы поведения героев, — определенная известность самих событий и абсолютная неизвестность автора чуть было не сыграли поначалу роковую роль в судьбе произведения. 27 издательств рисковать не стали и отвергли роман начинающего писателя. 28-е рискнуло и выиграло. Успех превзошел все ожидания. Молниеносно, даже для западного книжного рынка, были распроданы 7 миллионов экземпляров романа. Следом, не откладывая, — опять же по законам рынка! — последовало предложение экранизировать роман. Фильм был снят, а в главной роли — суперзвезда мирового кинематографа французский артист Жан-Поль Бельмондо. Книга и фильм были названы бестселлером № 1. Так Фредерик Форсайт стал знаменитостью. Теперь уже десятки издательских фирм готовы заключить с ним контракты, ждут его новых произведений, но он остается верен издательству, принесшему ему славу и… на корню скупившему все его будущие книги.

С романа День Шакала собственно и начинается оригинальный и неповторимый детективный стиль Форсайта, в котором достоверность, точность, документальность и строгая детализация непостижимо уживаются с напряженным стремительным сюжетом и развернутым психологизмом мотивировок. Фредерика Форсайта можно условно назвать Артуром Хейли детективного жанра. Условно — потому, что Форсайт ни в чем — ни в мастерстве, ни в популярности там, на Западе, не уступает американскому писателю. Просто последнего, по непонятной логике, в нашей стране знают несравнимо лучше.

С романа День Шакала начинается у писателя и собственная философия жанра. Форсайт по-своему очень демократичный и очень нравственный художник. За самыми замысловатыми перипетиями своих детективных сюжетов он не забывает об извечной в мире и в душе человека борьбе сил Добра и Зла. Человеческое бытие, по Форсайту, и есть то неустойчивое балансирование между равновеликими полюсами, которое однажды, в поступке, в моральном выборе наконец реализует себя, приобретая форму и окончательный смысл. Для Форсайта неприемлемы крайние формы индивидуализма и эгоизма, всякого рода надчеловеческое — суперменство. И здесь он демократичен. Маленький человек, диккенсовский персонаж — вот его тема, и она импонирует простому читателю.

Шакала, наемного убийцу, профессионала экстра-класса останавливает обыкновенный маленький, смешной человечек в огромной шляпе, делающей его похожим на гриб — комиссар Лебель, которого суперменом уж никак не назовешь и который своей супруги — шумливой и непреклонной женщины-скалы, мадам Лебель, боится больше, чем грозного министра внутренних дел. Именно этот герой, а не махина полицейского аппарата, продемонстрировавшая свою полную беспомощность, смог справиться с коварным и изобретательным Шакалом. Я думаю, что переводчик романа Евгений Синельщиков довольно точно донес до нас не только букву, но и мысль, пафос произведения Форсайта. В его переводе, специально сделанном для этого издания, главным героем становится не Шакал, а именно комиссар Лебель, доказавший, что, когда отказывает машина, то и винтик кое на что способен, например, на то, чтобы натянуть нос аристократическому выскочке, снобу полковнику Сент-Клеру.

А сам Шакал? Перо Форсайта делает его не очень-то похожим на набившего оскомину героя-супермена. В его образе нет ходульности, он живой человек. Целлофановая оболочка профессионала-супермена то и дело оказывается надорванной, и из-за нее проглядывают простые и естественные человеческие чувства — страх, растерянность, неосознанное желание прикоснуться к обыкновенной жизни того, чужого для него, нормального мира.

Добавить комментарий