Орел приземлился

Джек Хиггинс весьма известен как автор приключенческо-развлекательных боевиков, авантюрная фабула которых разворачивается, как правило, на фоне злободневных политических коллизий, — дань, которую отдает времени сегодняшняя коммерческая литература. Так, в романе Неистовый день (The Savage Day, 1972) фабула — поиски похищенных миллионов – разворачивается в Северной Ирландии наших дней; в другом романе — Ночной приговор в Синосе (1970) — таким фоном оказывается напряженная политическая обстановка на Кипре.

Не углубляясь в анализ историко-политической ситуации и не утруждая себя и читателей морально-философскими сентенциями, Хиггинс конструирует увлекательный боевик Орел приземлился (The Eagle Has Landed, 1975), в котором сверхмужественный герой вступает в неравную схватку с чудовищно могущественным соперником.

Учитывая большую популярность произведений документально-художественного жанра, Хиггинс весьма искусно использует в своем новом романе внешние приемы документального повествования. Так, уже в прологе он пишет: Ровно в час ночи в субботу 6 ноября 1943 года рейхсфюрер СС Гимлер получил простое донесение: Орел приземлился. Это означало, что небольшой отряд немецких парашютистов благополучно приземлился в Англии и готов к захвату британского премьер-министра Уинстона Черлилля, прибывшего на уикэнд в свое поместье в Норфолке. Чтобы у читателя не возникали сомнения в достоверности изображаемого, Хиггинс предусмотрительно добавляет: В новой книге сделана попытка воссоздания событий, связанных с этой удивительной акцией. По крайней мере пятьдесят процентов описанного представляет собой документальные исторические факты.

Сразу же поясним: изображаемые события – плод воображения автора (ни в одном серьезном английском исследовании о Второй мировой войне о подобном случае не сообщается). Впрочем, и сам автор под занавес признается, что материал для своего романа он почерпнул не из официальных источников, а из бесед ее различными людьми. В эпилоге читатель, к своему изумлению, узнает, что, оказывается, Черчилля в Норфолке вовсе не было. Вместо него английская разведка, заботясь о безопасности премьера, отправила туда знаменитого актера, поразительно напоминавшего Черчилля своей внешностью.

Роман делится на три части. В первой рассказывается о том, как возникла идея о захвате Черчилля в высших кругах рейха, во второй — о тщательной подготовке к операции и третьей — о высадке десанта полковника Стейнера в Норфолке и гибели его людей. В книге огромное количество действующих лиц, которые, на первый взгляд, никак не связаны друг с другом, но по мере развития сюжета постепенно приходят во взаимодействие, двигая с все возрастающей скоростью колесо повествования. Основное внимание автора уделяется атакующей стороне — немцам. Обороняющаяся сторона, англичане, выглядят настолько бледно и схематично, что создается впечатление, будто они выполняют роль статистов в шумном массовом представлении.

Хиггинс весьма живо, хотя и не глубоко, набрасывает общую картину положения дел в военном стане фашистской Германии конца 1943 года, терпящей поражение за поражением под ударами советских войск. Настроение усталости и пессимизма, характерное для офицеров гитлеровской армии, побывавших на Восточном фронте, свойственно и героям книги, офицерам разведкорпуса Радлю и Курту Стейнеру. К жестокому крушению иллюзий о победе у многих немецких офицеров начинает примешиваться растущее чувство недовольства деятельностью нацистов.

Открытый вызов гестапо бросает Курт Стейнер, спасающий в Варшаве от рук гестаповских палачей маленькую еврейскую девочку. Ненавидит нацистов и пилот Герике, который, как и Стейнер, попадает в опалу. Но не следует, разумеется, переоценивать антинацистские настроения персонажей: чувствуя, что исход войны — неизбежное поражение, они начинают вину за это возлагать на перегибы нацистской политики. Каждый из нас пытается найти выход из темной аллеи — так суммирует это общее побуждение Стейнер.

Автор романа ни словом не обмолвился о подлинных героях антифашистского Сопротивления в Германии, для него борцы с фашизмом — сердитые (ибо рейх не оценил их достоинств по заслугам) и отважные молодые немецкие офицеры. Постепенно выясняется, что главные критерии их мужества и благородства — знаки отличия, полученные в боях на Восточном фронте. Джеку Хиггинсу словно неведом тот неоспоримый факт, что именно бесстрашие Стейнера и его десантников или мужество Радля, еще одного симпатичного автору персонажа, помогли фашизму завоевать некоторые страны Западной Европы и вынашивать планы мирового господства.

В Третьей части книги автор полностью забывает социально-исторические декорации — они становятся совсем ненужными — и целиком отдается своей любимой стихии — описанию кровопролитной схватки между десантниками Стейнера и англо-американскими войсками, воссоздаваемой со всеми натуралистическими атрибутами, ставшими общим местом любого современного западного боевика на военную тему.

Немудреные эстетические каноны триллера, сводящиеся к героизации сильной личности, популяризации мотивов насилия и убийства, оказались легко приложимы к героям Хиггинса, одетым на сей раз в мундиры офицеров гитлеровской армии. А чтобы избежать упреков в одиозности, Хиггинс наделил своих положительных героев неприязнью к нацизму.

Впрочем, вопрос о позиции кажется Хиггинсу чем-то несущественным, если судить по поступкам его героев и бесстрастной авторской интонации, с которой о них повествуется. Так, например, ирландец Лиэм Девлин, верный республиканец и антифашист, активно сражавшийся в рядах Интернациональных бригад в Испании, не без успеха выполняет функции тайного агента по организации высадки немецкого десанта. На вопрос, почему он участвует в операции Орел, Девлин отвечает, что любит опасную игру.

Отсутствие полнокровных художественных образов Хиггинс тщетно пытается возместить остротой описываемых событий, педантичной точностью в передаче всевозможных технических деталей, цель которых — создать видимость серьезной книги о подлинных событиях. Как мы уже видели, претензии этого произведения на документальность абсолютно несостоятельны. Перед нами еще один образец, сработанный по испытанным рецептам массовой беллетристики. В согласии с новейшими канонами этой литературы, Хиггинс глухо апеллирует в своей книге к некоему психологическому единству западного мира с очевидной целью удержать его в устойчивой оппозиции ко всему остальному человечеству.

В. Рубчинский

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Яндекс.Метрика