Джеймс Бонд Второй мировой

Джеймс Бонд Второй мировой

Шпионский роман о супермене, шутя расправляющемся с врагами, перед которым нет непреодолимых преград, — прерогатива не только Яна Флеминга, хотя он и наиболее известен. Писатели Восточной Европы тоже внесли свой вклад в это направление детектива, и доказательство тому, в частности, — сериал Ставка больше, чем жизнь о приключениях советского разведчика времен второй мировой войны поляка Сташека Мочульского, работавшего в Германии под именем офицера Абвера Ганса Клосса. Его создатели — польские писатели Збигнев Сафьян (Zbignew Safjan) и Анджей Шипульский (Andrzei Szypulski) выступившие под псевдонимом Анджей Збых (Andrzej Zbych).

Джеймс Бонд Второй мировой

Первоначально Клосс был центральным персонажем шести серий телевизионного фильма, но его популярность оказалась столь высока (даже в Швеции его показ был расценен как лучшая телепрограмма 1970 года), что авторы придумали ему еще дюжину приключений и перевели в литературные герои.

Восемнадцать небольших повестей, в которых действует обер-лейтенант, а позже капитан Клосс, хронологически связаны с заключительным периодом войны. Это не случайно. Авторы признавались, что ими двигала в первую очередь мысль о создании побеждающего героя, ибо до тех пор (конец 60-х годов) польское искусство показывало героизм польского солдата в моменты поражения, катастроф, гибели. Мы хотели противостоять этой традиции, — говорит Збигнев Сафьян, — хотели показать человека, который побеждает, зная, что победит… Неизбежны были кое-какие упрощения… У детективных, да еще многосерийных фильмов свои законы. Герой должен выходить целым и невредимым из всех затруднительных положений. Ему вторит режиссер фильма: Мы прекрасно сознаем, что наш герой наделен почти сверхчеловеческими чертами… А исполнитель главной роли знаменитый Станислав Микульский считает, что Клосс — просто романтический герой. Он энергичен, одухотворен, целеустремлен. Деятельный и активный.

В первой повести сериала Сташек, житель Гданьска, оккупированного гитлеровцами, бежит из охраняемой зоны в сторону советского фронта и довольно легко становится агентом советской разведки. Но первая же его операция под именем Клосса заканчивается трагически, хотя герою и удается бежать. Преследователи убеждены, что труп с обезображенным от взрыва гранаты лицом и есть тот, кого они искали. Но Сташек придумывает хитрый ход: он появляется в расположении немецких войск под тем же именем, и «второе рождение», тщательно подстроенное, проходит удачно.

Его, знающего славянские языки, приглашают на работу в разведку вермахта. И здесь начинаются невероятные приключения Клосса; по заданию своих шефов из Абвера он работает по всей Европе — не только в Германии, но и в Польше, во Франции, даже в Турцию заносит его судьба. Элегантной зоной войны назвал один польский критик область его деятельности. Действительно, Клосс обретается в высшем командном кругу, ест в дорогих ресторанах, пользуется удобными поездами и самолетами, останавливается в хороших гостиницах; ему нет необходимости лично убивать врагов рейха и вообще проявлять джеймсбондовскую кровожадность, жестокость. Даже работой он не очень обременен. По крайней мере, большую часть своего времени он уделяет выполнению личных планов, а порой они просто совпадают по направленности (но, разумеется, противоположны по целям) с заданиями служебными. Его незаменимость в Абвере может сравниться только с популярностью во все антифашистском движении. Он дает ценные советы и британской Интеллидженс Сервис, и отрядам Сопротивления, и польским партизанам; когда союзническая авиация в течение двух недель не может разбомбить указанный им склад боеприпасов, Клосс лично взрывает его…

Ряд повестей отличает хорошо закрученная детективная интрига: Клоссу необходимо выяснить, кто есть кто в сложной ситуации, и, в отличие от мирного сыщика, ему грозит в случае неудачи опасность большая, нежели профессиональный конфуз. Впрочем, Клосс непобедим. В нужное время он умеет перехватить инициативу и выполнить свою задачу так, чтобы получить еще и благодарность по службе. Необходимый элемент трагизма перенесен в сериале на окружение Клосса — нет-нет да и приходится авторам жертвовать связными и соратниками неуязвимого капитана.

Конечно, в детективе подобного рода не приходится говорить о психологической глубине образа, философии героя и других компонентах большой литературы. Авторы и не ставили себе такой задачи. А ту, что поставили, — выполнили изобретательно и профессионально.

54321
(0 votes. Average 0 of 5)
1 комментарий

Добавить комментарий