Романы Эрика Эмблера

Однажды мой товарищ по общежитию сообщил мне по-секрету, что на каждом этаже нашей общаги живет, по меньшей мере, десяток стукачей, которые отправляют свои отчеты не в деканат, а выше. Тогда я был шокирован.

Мое восприятие шпионажа до этого ограничивалось романтическим представлением о разведчике, как человеке, который борется за великие идеалы и готов пожертвовать ради идеи своей жизнью, но позже пришло понимание, что шпионаж это мелочное, суетливое подглядывание и подслушивание. После этого случая шпионы представлялись мне коростой общества, а не его сердцевиной.

Герои первых шпионских романов

Романтическое направление шпионского романа зародилось благодаря одному человеку-фабрике по производству шпионского романа — Уильяму Ле Ке (William Le Queux), который с 1891 по 1927 годы написал и опубликовал порядка 156 шпионских романов и детективов, а уже рассказов и вовсе не счесть. В 1919 году серию приключений о Бульдоге Драммонде (Bulldog Drummond) начал публиковать Герман Макнейл (Herman McNeile), больше известный под псевдонимом Сапер (Sapper), который был насколько успешен, что романы о Бульдоге продолжали выходить аж до 1952 года. Немногим раньше, в 1915 году Джон Бакен (John Buchan) публикует свой самый успешный роман 39 ступеней, который по праву называли лучшей шпионской историей первой половины XX века. После невероятного успеха своего романа Бакен продолжил писать шпионские романы до самой своей смерти в 1940 году. Даже Конан Дойл не удержался и написал несколько рассказов о знаменитом Шерлоке Холмсе, в которых детектив помогает британской разведке в разоблачении иностранных шпионов. Но все эти шпионские истории страдают одним единственным недостатком, избытком патриотизма, который на потребу публике становится возмездием в руках британских героев. С появлением романов Эрика Эмблера все изменилось.

По правде говоря, Эмблер повторяет многие идеи и общую тенденцию знаменитых рассказов о британском агенте Эшендене, которые еще в 1928 году написал Сомерсет Моэм. Но гениальный Моэм написал свои шпионские истории слишком рано, чтобы они стали тенденцией или несколько скучновато. В любом случае, именно Эрик Эмблер стал символом, завершения времени героев и начала время шпионов, которым может стать каждый, только бы сложились обстоятельства. Его романы впервые показали, что злодеи — это не усатые, косолапые существа, а обычные человеки, для которых их рутинные обязательства в иных обстоятельствах приобретают ценность, сравнимую с жизнями многих людей.

Эмблер подобно Моэму заменяет романтическое настроение, пессимистическим видением мира и своей неспособности что-либо повлиять на ход истории. В отличие от своего предшественника герои Эмблера кажутся более реальными, благодаря его воображению и дару наблюдателя. И действительно, его книги кажутся почти пособием Как стать разведчиком, для начинающих.

Одна из причин убедительности романов Эмблера в том, что история описывается глазами обычного человека. Подобно Йожефу Вадасси, беженцу, преподавателю литературы (трудно представить себе менее подходящего на роль шпиона кандидата). По словам Эмблера, подобный персонаж обеспечивает роману пассивный центр, в который словно в воронку затягивает читателя. Подобный тип не-героического героя, позволяет большинству людей живущих обычной жизнью легко идентифицировать себя с бедолагой, попавшим в непростую ситуацию.

Еще одна новация, введенная Эриком Эмблером — либеральные взгляды до него еще никогда не были мотивом для героев политического триллера. Сегодня это кажется почти нормой, но в предвоенные годы шпионские романы Эмблера произвели эффект разорвавшейся бомбы. Третий необычный момент, о котором часто забывают критики, отход от целомудренных описаний секса. Во-первых, секс для большинства героев его романов отнюдь не безвозмездное занятие, а иногда писатель описывает сексуальный акт столь подробно, что мы забываем, что он был написано в конце 30-х годов.

И последняя новация, книги Эмблера обладают уникальностью и индивидуальностью. До него шпионские романы писались, словно по шаблону. Условно говоря, в творчестве Бакена можно выявить два шаблона, под которыми можно сгруппировать все его романы. У Эмблера сюжет, стиль, фон и герои, за некоторым исключением всегда и все новое.

Эрик Эмблер — великий новатор, а все свои новации удается реализовать на страницах книг написанных в популярном жанре. Эмблеру удается описать мир паранойи, мир где, словно на дрожжах, поднимаются два тоталитарных режима — нацизм и коммунизм. Его описания финансовых монополий и низведение простого рабочего до уровня машины, нисколько не устарели. Еще больше поражает описание нашествия рекламы, идеологической и коммерческой, которую он сравнивает с бомбардировкой, от которой непросто укрыться, следы который видны повсюду. Эти тенденции заложенные в первых 6 романах, опубликованных в предвоенный период надолго стали образцами для подражания, шаблонами по которым другие авторы шпионского романа строили свои популярные произведения.

Романы Эрика Эмблера

Темная граница

Свой первый роман Темная граница (The Dark Frontier) Эрик Эмблер опубликовал в 1936 году. При всей популярности этого автора, роман был опубликован в Америке только в 1990 году.

Эмблер был зачарован невероятно смешной пародией Стеллы Гиббонс (Stella Gibbons) Неуютная ферма (Cold Comfort Farm, 1932) высмеивающей традиционные английские сельские романы. Эмблер решил провести аналогичную операцию по отношению к набирающему популярность в те времена шпионскому триллеру.

Материалом для пародии он выбрал популярные романы Эдварда Филлипса Оппенгейма. Эмблер невероятно весело переворачивает с ног на голову ставшие стереотипными сюжетные ходы и политическую мотивацию героев. Стандартные элементы выглядят в его романе поначалу нелепо и комично.

Действие разворачивается в воображаемой балканской стране Иксении (Ixania), а выдающийся британский ученый Генри Барстоу (Henry Barstow), в результате аварии преображается сверхсекретного агента Конвея Каррутерса (Conway Carruthers) или наоборот, может быть, секретный агент скрывался под именем великого физика (?)

К середине романа пародийные элементы романа иссякают. Стране и ее свободолюбивому народу угрожает безумный физик, изобретающий ядерную бомбу и грозящий разрушить все до основания. Роман превращается в странную смесь научной и политической фантастики. Подобное превращение делает из романа химеру, с головой из одного жанра и хвостом от другого. Зато читатель именно в этом первом романе может наблюдать трансформацию, позволившую Эмблеру создать новый шаблон для шпионского романа, прежде не встречавшийся в литературе.

Барстоу приходится иметь дело с ядерным оружием, которое еще в реальности на тот момент еще не было изобретено, а также с необузданным разгулом фашизма и национализма. Эмблер довольно смутно описывает детали ядерной бомбы, поскольку он не был профессиональным физиком, да и для создания романа не пользовался консультациями ученых. Он не упоминает об использование урана, ни радиоактивных материалов, ограничиваясь описанием возможного потенциала электромагнитного взрыва. Но сила и радиус поражения ядерного заряда, описанного в романе, говорит об удивительной прозорливости писателя.

Английскому секретному агенту приходится отстаивать ценности цивилизации, в борьбе против политиков занимающихся незаконной торговлей оружия, отчего к финалу романа Генри Барстоу выглядит уже не комиком, а героем. Он становится первым героем шпионского романа нового типа.

Исключительная опасность

Свой второй роман (Исключительная опасность — Uncommon Danger, 1937; в США опубликован под называнием Источник опасности — Background to Danger) Эрик Эмблер начинает без пародийных интонаций. В нем, как и первом своем произведении, появляются элементы научной фантастики, а действие происходит в воображаемой стране, отчего роман приобретает оттенок зловещего реализма.

Захватывающая история включает в себя стандартный набор приключенческого романа: убийство, похищение, интриги, погони, побег, финальная перестрелка и в концовке естественно раскрывается злодейский политический заговор. По своей структуре роман очень напоминает классический триллер Джона Бакена Тридцать девять ступеней, но критики сразу же приметили новаторский подход писателя к традиционному материалу. Эрик Эмблер в отличие от героического пафоса, присущего романам Бакена, коренным образом меняет идеологические основы шпионского романа. Герой оказывается случайно втянутым в зловещий заговор, когда соглашается помочь незнакомому человеку перенести документы через границу. Автор с едкой иронией проходится по крупному бизнесу и капиталистам, монополизировавшим нефтяное производство, но зато с симпатией описывает Андреаса и Тамару Зейлшовых (Zaleshoff), пару советских агентов, что было сверхординарным поступком для своего времени.

Одобрение социалистических ценностей ставило автора на полицию левого писателя, а роман представлял собой упрек в адрес британской политики, замкнутой и ослепленную своим стремлением вернуть свое былое могущество в мировой политике, из-за чего контроль, по мысли Эмлера, над реальным положение дел в Европе окончательно был потерян.

Эмблер в своем романе вводит много нового, меняя стереотипные шпионские лекала, по которым писали шпионские романы до него. Действие Исключительной опасности разворачивается на фоне столкновения реальных политических и идеологических монстров 30-х годов: марксизм против фашизма, демократия против тоталитаризма. Сюжетная интрига закручивается вокруг советской военной тайны. Читатели привыкли видеть подобные сенсационные сообщения в прессе, но не в художественной литературе.

Исторические детали о борьбе за нефтедобывающий регион Бессарабии, придавал дополнительную реалистичность роману, в котором уже встречаются ссылки на реальных политиков и организации.

Дополнительную новизну роману обеспечивал образ главного героя — журналиста Николаса Кентона (Nicholas Kenton). Абсолютно несхожий, с традиционными героями Джона Бакена и другими ура-патриотами, господствовавшими в шпионском романе 30-х годов. Кентон — архитепический антигерой, который станет привычным персонажем для всех последующих романов Эмблера, воплощает идеи космополитизма и универсализма.

Второй роман Эрика Эмблера окончательно показал, что накануне Второй мировой войны в Англии появляется новый тип шпионского романа, с новым героем и новыми ценностями, лучше отвечающий условиям времени и политической обстановки.

Эпитафия шпиону

Я прибыл в Сен-Гатьен из Ниццы во вторник, 14 августа. В 11.45 утра, в четверг, 16-го я был арестован агентом полиции и препровожден в комиссариат 1.

Epitaph-for-a-Spy

Так начинается третий роман Эрика Эмблера Эпитафия шпиону (Epitaph for a Spy, 1938). Сегодня его называют одним из лучших в творчестве английского писателя, но в момент опубликования в оценки критиков европейского и американского континентов, были кардинально противоположными. Английские рецензенты хвалили роман, называя его одним из лучших образцов шпионского жанра, вероятно, причиной для этого послужила детективная канва, в которую был вписан сюжет. Американские издатели посчитали, что изменения в творчестве писателя слишком резкие и возможно его заносит, поэтому в США роман был напечатан лишь в 1952 году. К похвалам своих континентальных коллег они не прислушались.

Детектив со шпионами

Структура романа действительно больше напоминает классический английский детектив, чем динамичный триллер. Как пишет сам Эмблер в своей автобиографии (Здесь покоится Эрик Эмблер — Неге Lies Eric Ambler), это своего рода детектив, в который я ввел персонажи шпионов. Основное отличие от традиционного детектива — подключение актуальной политической тематики, и если в первых двух романах, выстроенных по лекалам триллера, политические темы были уместны, третий резко отличается от них.

Все действие романа умещается в три дня и замкнуто в тесном пространстве отеля, расположенном возле небольшой деревушки Сен-Гатьен на юге Франции, что сразу настраивает читателя на атмосферу детективного расследования, схожую с романами Агаты Кристи. Только в последних двух главах история переносится в ближайший порт — Тулон. В своих мемуарах Эмблер упоминает о деревушке и скромном отеле, которые изображены в романе. По мнению критиков, подлинным источником вдохновения при создании этого романа послужило путешествие в Танжер, перевалочный пункт для шпионов и разведчиков всех мастей и идеологий. Эмблер ярко описывает свои впечатления после путешествия в эссе Мировой рассадник для шпионов (Spy-Haunts of the World) в сборнике Умение убивать (The Ability to Kill).

Невольный герой

Как и в предыдущем романе Эмблера (Исключительная опасность — Uncommon Danger, 1937), главный герой, он же рассказчик, обычный человек, который имел несчастье оказаться в центре зловещего заговора — шпион поневоле. Но в отличие от Кентона из предыдущего романа, Йожеф Вадасси (Josef Vadassy, в русском переводе Н. Анастасьева – Йожеф Водоши) еще более одинок и менее приспособлен к выживанию в ситуации, в которой он оказался.

Некоторое сходство между главными героями романов Эрика Эмблера еще больше подчеркивает различия. Если Кентон лишь условно перемещен из одной страны в другую, Вадасси — лицо без гражданства и семьи, вынужденный бежать из родной страны. Свою биографию заученную почти наизусть и отшлифованную регулярными рассказами для чиновников разных стран Вадасси рассказывает, словно заученный стих:

…я родился в венгерском городе Сободка. По Трианонскому договору 1919 года Сободка отошла Югославии. В 1921 году я поступил в Будапештский университет. Для этого мне пришлось получить югославский паспорт. Еще в мои студенческие годы отец и старший брат были убиты полицией в ходе гражданских беспорядков. Мать умерла во время войны, а других родственников, да и друзей у меня не было. Мне порекомендовали не возвращаться в Югославию. Ситуация в Венгрии была ужасной. В 1922 году я уехал в Англию, и преподавал там немецкий в школе неподалеку от Лондона до тридцать первого года, когда мое разрешение на работу было аннулировано. В то время такая участь постигла многих иностранцев. Когда истек срок действия моего паспорта, я обратился в югославскую миссию в Лондоне с просьбой о продлении, но получил отказ на том основании, что я не являюсь более югославским гражданином. Тогда я подал заявление о натурализации в Британии, но поскольку права на работу у меня больше не было, пришлось искать ее в другом месте. Я поехал в Париж. Там власти дали мне разрешение на проживание и выдали соответствующие бумаги, на том условии, что, если я покину территорию Франции, вернуться назад мне будет нельзя. Впоследствии я подал заявление о получении французского гражданства. Через год, примерно в это же время, — заключил я, выдавив из себя некое подобие победоносной улыбки, — я рассчитываю поступить на воинскую службу.

Признаки шпиона

Завязкой романа является арест Вадасси, по подозрению в шпионаже. Подобные аресты были очень распространены в Европе конца 30-х годов, стимулом для которых служила политическая напряженность, связанная с внезапным появлением на политической арене агрессивного и лишенного моральных устоев фашизма. Все в документах, биографии и поведении Вадасси привлекает внимание агента Департамента военно-морской разведки Мишеля Бегина. А единственный талант Вадасси в его владение в совершенстве несколькими европейскими языками, что делает его очень похожим на шпиона. Особый интерес для него представляет свободное владение итальянским языком, поскольку Франция считала своим основным противником свою морскую соперницу — Италию, под руководством Муссолини. Герой оказался в самом центре запутанной большой шпионской игры, благодаря тому, что все доказательства складываются против него, является не более чем невинным и даже немного глуповатым простаком.

Я дорожу двумя вещами в жизни. Одна — фотоаппарат, другая — датированное 10 февраля 1867 года письмо от Деака фон Бойсту. Столь точная идентификация автора и получателя письма служит подсказкой для читателя, словно дает точные координаты героя в мире политики. Ференс Деак — один из лидеров либеральной революции 1848 года, в подавлении которой участвовал русский экспедиционный корпус Ивана Паскевича. Письмо Фридриху Фердинанду фон Бойсту, вероятно, обсуждает условия Компромисса 1867 года, согласно которому Австрийская империя превратилась в Австро-Венгерскую, где обе части являлись автономными частями.

Комичный детектив

Французская полиция пользуется уязвимостью героя, нещадно эксплуатирует его, шантажом вынуждает вести расследование. Специальный агент, угрожая депортацией вынуждает Вадасси заниматься поисками настоящего шпиона. Шпион поневоле — Вадасси, подобно Кентону, подчинившемуся шантажу и угрозам Зайлешова, фактически лишен выбора. В трудные минуты, когда расследование заходит в тупик, а Вадасси впадает в депрессию, он воображает свои похороны, отпевание, некрологи и эпитафию, втиснутую в три предложения.

Форма изложения повествования как мы уже упоминали больше схожа с детективным романом, чем со шпионским триллером типичным для того времени. Головоломка над разгадкой, которой бьется Вадасси, резко отличается от обычных шпионских приключений. Но это лишь внешнее сходство, для него шпионская интрига важнее, а, следовательно, набор персонажей и характеристики героев более соответствует шпионскому роману, чем классическому детективу. Символическая схема тайной вечери, где собираются несколько гостей, один из которых предатель, позволяет Эмблеру сменить умозрительную логику детектива и формальные поиски виновного на глубокое психологическое исследование всех подозреваемых их мотивов, биографий с двойным дном, отражающих проблемы бытового характера или мировые событий, повлиявшие на судьбы простых людей. Все участники вечери чрезвычайно разнообразны по возрасту, национальности, карьере и социальному положению. Эмблер ярко живописует даже весь спектр их настроений, от трагического до комического.

Вадасси как детектив очень напоминает знаменитого сыщика из романов американского писателя С. С. Ван Дайна — Фило Вэнса, подсказывает нам автор, устами одного из персонажей. Но все усилия Вадасси прилагаемые для раскрытия дела, выглядят крайне неуклюже, словно пародия на таких супер-детективов как Эркюль Пуаро, Шерлок Холмс или отец Браун. Вероятно, Эмблер пытается представить нам обычного человека, несколько утрируя ситуацию, поскольку можно подозревать всех и каждого, а в ходе расследования из 12 подозреваемых ему удается вычеркнуть только троих и сократить список лишь до 9 человек.

Ловушка, которую пытается подстроить Вадасси шпиону, оборачивается против него самого. Он постоянно попадает в неловкие ситуации, будь это собственная инициатива или задания агентов контрразведки. В результате постояльцы отеля начинают подозревать самого Вадасси … в мелком жульничестве.

Микрокосм

В отличие от традиционного детектива сосредоточенного на бытовом конфликте, фоном для романа Эпитафия шпиону служат актуальные для своего времени события, противоборство политических сил: нацизма и марксизма. Истории подозреваемых постояльцев отеля, блестяще иллюстрируют тезис о политике, которая определила судьбу миллионов. Ограниченное пространство отеля своего рода микрокосм, метафора глобальных процессов разрывавших Европу конца 30-х годов. Таким образом, Эмблер создает необычную смесь классического детектива и политического романа. Опубликованный за год до начала Второй мировой войны, роман сегодня кажется наполнен предзнаменованиями конфликта, когда европейская цивилизация дрожала на краю пропасти.

В итоге оказывается, что расследование порученное Вадасси было лишь уловкой полиции, предпринятой для того чтобы скрыть подлинную информацию о том, что шпион был известен с самого начала, но требовалось тянуть время, чтобы обнаружить его связных и главным образом заказчиков. Роман Эрика Эмблера заканчивается мрачными выводами. Вадасси как и обезвреженный шпион лишь пешки, вынужденные играть свои роли в чужой игре. О пойманном шпионе, словно произносят несколько фраз, одну из которых Вадасси с горечью относит и к себе.

«Ему были нужны деньги». Прозвучало как эпитафия.

Причина для тревоги

Сразу после подписания Мюнхенского соглашения, отдававшего Судецкую область в Чехословакии под власть Гитлера в сентябре 1938 года Эрик Эмблер публикует свой четвертый роман — Причина для тревоги (Cause for Alarm).

В нем снова появляется советский агент Андреас Зейлшов (Zaleshoff), ранее он играл немаловажную роль во втором романе — Исключительная опасность. Но в остальном четвертый роман Эмблера имеет мало сходства с Исключительной опасностью, больше сходства мы находим с романом Эпитафия шпиону.

Действие романа происходит в Италии, которой руководит Муссолини, таким образом, писатель позволяет себе самым внимательным образом освещать политические проблемы конца 30-х годов, придавая своей воображаемой истории исключительное правдоподобие. Его романтические описания итальянских городов, мимолетные замечания о Риме, который сильно пострадал от пожара, описание Флоренции или Венеции, дополняются фразой, которая подается с оттенком путевых заметок скучающего туриста, — слишком сухо и пыльно летом, а зимой эти проклятые туманы…. Все они готовят читателя к невероятным поворотам сюжета и реалистичности описания.

Эмблер избегает шаблонных для шпионского романа поворотов сюжета, встречавшихся в его первых романах. Он отказывается от темы поисков секретных документов, заменяя ее на историю о блестящем подлоге.

В первом американском издании, редактор посчитал последнюю главу лишней, наряду с некоторыми другими отрывками и удалил ее. Это было не хирургической операцией, скорее увечьем, поскольку Эмблер считал именно эту главу лучшей в книге, о чем позднее признавался в своих мемуарах.

Подобное поведение американских издателей служит прекрасной иллюстрацией, сколь фундаментальными были изменения, вносимые Эмблером в жанр шпионского триллера, и служит косвенным доказательством его растущего потенциала как романиста. Описание бегства Марлоу и Зейлшова из Италии от тайной полиции ОВРА, эквивалента гитлеровского гестапо в Германии, насколько не вписываются в традиционный канон шпионских историй, что именно они становятся своего рода новым шаблоном для этого жанра.

И действительно разговор между Марлоу и профессором Беронелли, венчающий рассказ о бегстве, воспринимается как своего рода остановка или заминка в динамичном описании бегства. Заминка не только в динамике, но и в политическом фоне романа, поскольку читателя внезапно словно переносят в другое измерение, где нет политики, властей, полиции и преследования. Отказ Эмблера удалить эту главу является симптоматичным признаком, желания писателя не только увлечь читателя незабываемой историей, но и дать пищу для размышления. Эта попытка напрямую подводит нас к следующему роману — Маска Димитриоса, в котором писатель окончательно отказывается от структуры шпионского романа, заложенной Джоном Бакеном, и где отсутствует традиционный фон нагнетающий опасность, создающий в восприятии читателя эмоцию тревоги.

Глава Reductio ad Absurdum является своеобразной кульминацией романа и обнаруживает подлинные цели писателя, которые ранее были менее заметны под слоем увлекательного повествования. А именно, описание последствий фашистского режима Муссолини в Италии, чьими невольными жертвами стали профессор Беронелли и его дочь Симона: преследование за определенные политические убеждения, санкционированное государством насилие, атмосфера страха и подозрительности, которое стимулируется тоталитарным режимом.

Писатель дает подробное описание атмосферы и реальных действий тайной полиции ОВРА, сотрудники которой избивают главного героя в качестве предупреждения. Во время бегства Зейлшов предупреждает Марлоу, что в случае их поимки им обеспечена пуля в затылок. Марлоу также подробно описывает характерные детали националистических и военных движений, превратившихся в своего рода культ, извращенную форму религии, поощряемую государством, для которого девизом становится иезуитский лозунг цель оправдывает средства.

Таким образом, профессор Беронелли становится символом нации, для которой неприемлемы лозунги, фашизм — это священная религия, для любого итальянца. Для главного героя подобное безумие является толчком к принятию доводов Зейлшова, советского агента, который без слов, своими действиями подводит Марлоу к спасению от болезни, к революционной смене.

Большая часть романа — это описание десятимесячного пребывания Марлоу в Италии. Подобно другим своим героям, Эмблер рассказывает историю о наивном и простодушном молодом инженере, который в поисках работы соглашается возглавить итальянский филиал английской фирмы, производящей станки для производства снарядов. Ситуация складывается непростая, поскольку Марлоу вынужден эффективно работать на военную промышленность Италии, которая является потенциальным противником Британии. В результате молодой человек оказывается в ситуации конфликта между стремлением к коммерческому успеху и моральными обязательствами перед родной страной.

Эрик Эмблер не упускает случая в фоновом режиме почти карикатурно изобразить уродливые стороны крупного бизнеса, вынужденных поступиться этическими принципами для достижения финансового успеха. Конфликтную ситуацию раздувает представитель немецкой разведки, который стремиться получить секретные сведения о военной промышленности своего союзника (Италии).

Марлоу как и другие герои Эмблера, невольно попадает в ситуацию, где он его решения зависит целый ряд важных политических решений, а сам оказывается на самом краю борьбы нескольких разведок. Чтобы уйти от давления германского агента и уладить ситуацию с итальянской тайной полицией, Марлоу находит союзника в лице советского шпиона Андреаса Зайлшова, который помогает ему решить проблемы и указывает на порочность бизнес-принципа: спрос является священным. Советский разведчик помогает Марлоу сфабриковать информацию, которая удовлетворяет интерес немцев, а также уйти от слежки, а затем и погони со стороны итальянского ОВРА. От Зайлшова он узнает также о гибели своего предшественника, угодившего в хитрую ловушку, расставленную немецким агентом, которую готовят и для Марлоу. Советский агент помогает глупому, самодовольному, близорукому, тупому, упрямому англичанину понять в какую непростую ситуацию он угодил, а также ясно и прозрачно обрисовывает политическую расстановку сил в Европе. Советский агент предлагает использовать слабое место для любого тоталитарного правителя — элемент подозрительности. Несмотря на союзнический договор, Германия стремится контролировать объемы военной промышленности производимой в Италии, поскольку не способна доверять даже стране, оказавшейся у нее в подчиненном положении. Марлоу таким образом имеет возможность усилить подозрительность обеих сторон (Италии и Германии), которая по мысли Зайлшова может привести к открытому противостоянию.

Подобно Кентону из романа Исключительная опасность, Марлоу принимает дружескую помощь Андреаса и Тамары Зайлшовых, которые представляют собой полную противоположность немецкому агенту. Германию представляет генерал Вагас, который напоминает некоторых персонажей Диккенса, основной характеристикой которых был гротеск. Декадентский денди, общающийся с ядовитой вежливостью. Дом и слуга генерала Вагаса описаны так, что невольно вызывают отвращение, а итогом его работы становится предательство жены генерала, которая сообщает имеющуюся у нее информацию итальянской контрразведке. В своих аргументах немецкий агент опирается на теорию Фрейда, оправдывая свои атавистические и антигуманистические взгляды.

С другой стороны Марлоу никак не может поверить, что Зайлшов — шпион, поскольку его внешний вид и манера поведения, открытость и дружелюбие не совпадают с представлениями о шпионах того времени. Эмблер использует сомнения своего героя, чтобы в очередной раз высмеять стереотипные представления о шпионах. Он пытается представить ситуацию и своих персонажей более реалистичными, чем это было принято в романах того времени, снижая шпионаж до уровня обыденных действий. Зайлшов никак не агитирует Марлоу в пользу коммунистических или марксистских идеалов, поскольку их ценность и практическая полезность невольно видна из самого сюжета романа.

Советским агентам удается не некоторое время достигнуть своей цели, охладить отношения между Берлином и Римом. Это оценивается пусть и не прямая победа, но положительное действие союзников, против растущей опасности.

  1. Здесь и далее цитаты романа даются в переводе Н. Анастасьева Эпитафия шпиону. М. Астрель, 2012.
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Яндекс.Метрика