Загадочное преступление

Друри-лейн

Загадочное преступление — первая глава из детективного романа Фергюса Хьюма «Человек в рыжем парике».

Купить

Фрэнк Даррел — молодой человек двадцати пяти лет, симпатичной внешности с ежегодным доходом в пятьсот фунтов стерлингов. Располагая большим количеством свободного времени, его большую часть посвятил литературе: писал реалистические романы и причислял себя к той новой школе, которая творческому воображению предпочитает факты. Стараясь ничего не выдумывать и ничего не изобретать, он довольствовался тем, что описывал жизнь такой, какой ее видел. Оттого его романы больше напоминали полицейские рапорты, написанные литературным языком. Но события отражались в них, как в зеркале, а истории представляли на суд читателей сочетание уродливого и прекрасного.

Чтобы не отстать от моды, Даррел жил в Лондоне, громадном человеческом мегаполисе, где жизнь открывается наблюдателю во всех своих самых причудливых и неожиданных формах. Обычно по утрам он работал, после полудня спал, а вечером развлекался, посвящая время от полуночи до пяти часов утра изучению дна британской столицы. Переодевшись бродягой, он в изношенном костюме шатался по ночным притонам Стрэнда, по трущобам Уайтчепела, по подозрительным и никому не известным кабачкам Сити.

Бывало, он отправлялся в сторону аристократического Вест-Энда, где его острый взгляд изучал пороки высшего общества, совершаемые при холодном свете газовых фонарей. Иногда его можно было встретить в чистеньких, благоустроенных предместьях, где обычно ищут покоя честные торговцы и промышленники, отошедшие от дел. Но чаще всего его влекли бедные и подозрительные кварталы, где встретить странных, выброшенных за борт жизни людей, достойных наблюдения, было легче. Его ночные путешествия не проходили даром. Имя Даррела было хорошо известно в литературных кругах, а романы с броскими названиями регулярно печатали. Этот метод превращения банального в романтичное впервые был применен Оноре де Бальзаком, а результат сегодня известен всему миру. Издатели и читатели видели в Дарреле достойного продолжателя великого писателя и возлагали на него немалые надежды.

Однажды вечером — это было летом прошлого года — Даррел бродил в поисках новых впечатлений в окрестностях Друри-лейн, переодевшись респектабельным механиком. На часах церкви пробило полночь, толпы орущих гуляк стали редеть, а бродячие торговцы потушили свои фонари и стали разбредаться по домам. Изредка еще можно было встретить группку любителей театра, возвращавшихся с премьеры и вслух делившихся впечатлениями от спектакля, но и они быстро исчезали на боковых улицах. Ночные лавки закрывались, а кабатчики выгоняли на улицу замешкавшихся полупьяных посетителей. Жизнь в квартале постепенно замирала, чтобы с новой силой возобновиться рано утром.

Фрэнк с короткой трубкой в зубах стоял на углу улицы, внимательно сохраняя в памяти увиденное, когда его внимание привлек один из прохожих.

Это был высокий и широкоплечий мужчина. На нем был потрепанный драповый костюм, покрытый жирными пятнами, а волосы и борода были яркого рыжего цвета. Он был чем-то взволнован или обеспокоен, поскольку несколько раз прошелся взад и вперед мимо Даррела, пытаясь заглянуть в витрину не закрывшейся лавочки, с опаской поглядывая на полисмена, стоявшего неподалеку, и проявляя все признаки нервности и смущения, что писатель невольно сосредоточил на нем свое внимание.

«Этот тип что-то задумал, но не решается сделать первый шаг, — подумал Даррел. — Держу пари, готовится преступление… Будет интересно проследить за ним».

Несколько минут спустя рыжий с решительным видом прошел мимо Фрэнка и свернул за угол в темный переулок. Даррел после небольшого колебания уже собрался последовать за ним, когда рыжий вдруг вынырнул обратно и снова начал беспокойно блуждать по улице. Пару раз он останавливался рядом с полисменом, словно желая спросить его о чем-то, но оба раза мужество оставляло его и заставляло возвращаться назад. Заметив Даррела, он направился прямо к нему, но, не дойдя нескольких шагов, вдруг остановился и направился в другую сторону. Заинтригованный и озадаченный таким поведением, Даррел подошел к витрине лавочки и притворился, что рассматривает копченую колбасу, продолжая краем глаза следить за странным незнакомцем. Вид рыжего и его поведение предвещали интересное приключение.

И наконец, этот нерешительный человек в третий раз приблизился к полисмену и даже раскрыл было рот, чтобы что-то спросить. Но, не произнеся ни слова, опять отвернулся и стал у витрины в нескольких шагах от Фрэнка. Молодой писатель, будучи опытным дипломатом, постарался придать своему лицу выражение полного равнодушия и заметил, что незнакомец осторожно наблюдает за ним, словно спрашивая себя, можно ли или нельзя к нему обратиться. Догадка Даррела оказалась правильной.

— Простите, сэр, — пробормотал рыжий глухим голосом, — вы не подскажете, где находится Мортэлити-лейн?

— Это здесь рядом, — любезно ответил Фрэнк. — Если хотите, я могу вас проводить.

— Благодарю вас! Нет, не нужно, — поспешно возразил незнакомец. — Просто покажите мне, в какую сторону…

— Это не так просто, — равнодушно сказал Фрэнк, — здесь целая сеть маленьких улиц и переулков, так что вы все равно заблудитесь. Если вы не доверяете мне, спросите у полисмена.

Рыжий сделал гримасу, смущенно замолчал и нерешительно поднял глаза на Даррела.

— Вы, по-видимому, порядочный человек, — произнес он, — джентльмен…

— Вы, по-видимому, тоже, — ответил Фрэнк, обративший внимание на изысканное произношение незнакомца, — но это обстоятельство не имеет никакого отношения к тому, о чем вы меня просите… Мортэлити-лейн находится слева отсюда. Желаю вам спокойной ночи, сэр.

— Постойте, постойте, сэр! — взмолился рыжий, видя, что Даррел уходит. — Я верю вам… будьте добры, проводите меня!

Скупой на разговоры Фрэнк молча кивнул головой и свернул в боковой переулок. Незнакомец последовал за ним, ступая тихо, словно кошка, которая старается заглушить свои шаги. Улица была плохо освещена, потому что газовые фонари были расположены на удалении друг от друга, но света летней ночи было достаточно, чтобы Даррел смог рассмотреть, что незнакомец судорожно сжимает какую-то вещь в кармане пиджака. Может, он не совсем доверял своему случайному проводнику или боялся неожиданного нападения из-за угла.

Даррел решил, что первоначальное предположение, будто перед ним преступник, ошибочно. Вероятнее всего, человек имел при себе какую-то ценную вещь и боялся, что его ограбят. Чем больше размышлял Даррел, тем больше приходил к заключению, что перед ним переодетый человек из высшего общества, заявившийся в эти места ради какой-то темной сделки. Подавляя в себе любопытство, писатель решил все же не задавать незнакомцу никаких вопросов… тем более что тот на них все равно не ответит!

Молча шли они по улице, один позади другого. Пройдя первую улицу, вторую и поднявшись по третьей, они дошли до крошечной площади, где в ожидании пассажиров стояли три четырехколесных экипажа. Прямо напротив первого виднелась узкая улочка. На нее Даррел показал своему спутнику:

— Вот Мортэлити-лейн. Но должен вас предупредить, что в такой поздний час гулять по ней одному небезопасно. Если хотите, я провожу вас.

— Нет, нет… Я теперь знаю, где она находится. Это все, что мне нужно.

— Как? — удивился Даррел. — Вы не пойдете туда?

— Нет, я возвращаюсь домой. — И немного резко добавил. — Спокойной ночи!

На ходу кивнув головой, рыжий подбежал к одному из экипажей и обратился к кучеру. А минуту спустя Даррел увидел, как он сунул в руку кучера монету, влез в экипаж и захлопнул за собой дверцу. Прошло еще две или три минуты, пока старый извозчик подбирал вожжи и укутывал ноги рваным пледом. Затем он щелкнул кнутом и покатил по направлению к Стрэнду.

У Даррела возникло непреодолимое желание разгадать тайну незнакомца. Почти не соображая, что он делает, он подошел ко второму экипажу и распахнул дверцу.

— Поезжайте вслед за кэбом, который только что уехал, — приказал он. — Получите полсоверена.

— Что? — переспросил извозчик, подозрительно оглядывая рваное платье пассажира. — Тебе чего надо?

— Я из полиции, — находчиво ответил Даррел, — везешь меня или нет? Говорю тебе: получишь полсоверена.

— Ага! Ладно, ладно, — поспешно согласился извозчик. — Садитесь скорее, мы их живо нагоним.

Доверившись обещаниям извозчика, Даррел откинулся на подушки и задумался над тем, куда его может занести неожиданное приключение. Почему рыжий вдруг повернул назад, дойдя до цели? Если незнакомцу действительно нечего было делать на Мортэлити-лейн, то зачем ему было знать, где находится эта улица? Если же у него было дело на этой улице, и дело благородное, то почему он обратился за помощью к случайному прохожему, а не к дежурному полисмену? Фрэнк ставил перед собой эти вопросы и не мог на них ответить. Но любопытство его было возбуждено и требовало удовлетворения. Он решил нагнать таинственного незнакомца и потребовать у него объяснений.

Экипаж с Даррелом, следуя за первым, проехал по Белл-стрит и выехал на Стрэнд, пустынный в этот час ночи, доехал до Трафальгарской площади и свернул на Нортумберленд-авеню, затем по Набережной и по Арундел-стрит вернулся на Стрэнд. Даррел был сильно озадачен этим движением по кругу и ничего не понимал. Но каково же было его удивление, когда он увидел, что экипаж возвращается на Друри-лейн. В этот момент его осенила внезапная мысль.

«Рыжий заметил, что я за ним наблюдаю, — подумал он, — и, чтобы избавиться от меня, он сел в кэб и отправился столь странным маршрутом. Держу пари, что коляска остановится у Мортэлити-лейн».

Рассуждение попало в самую точку. Проехав по узким улицам, по которым Даррел несколько минут назад вел рыжего незнакомца, экипаж выехал на площадь и остановился на прежнем месте, прямо напротив Мортэлити-лейн. За время их отсутствия третий экипаж исчез.

— Приехали, сэр! — сказал извозчик Даррелу, открывая дверцу. — Оба мы вернулись на старое место, нигде не останавливаясь по дороге. Не понимаю, зачем тому типу надо было зря кружить по городу!

Фрэнк вышел и, подойдя к первому экипажу, заглянул внутрь. Легко понять его изумление, когда он увидел, что рыжий исчез!

— Что тебе надо? Зачем суешь морду в мой экипаж? Потерял что-нибудь? — сердито окликнул его извозчик.

— Рыжий… рыжий господин? — спросил Даррел, не в силах оправиться от изумления.

— Ничего с ним не случилось. Можешь не беспокоиться. А ты зачем за ним шпионишь? Смотри у меня!

— Полегче, брат, — остановил его второй извозчик, подходя к экипажу. — Этот господин из полиции.

Первый извозчик сразу переменил тон и рассыпался в извинениях.

— Виноват, сэр, простите. Я не думал, что вы сыщик. Вы его, может быть, хотели арестовать, этого бродягу?

— Может быть, — ответил Даррел, решивший сыграть роль добровольного помощника, — это не ваше дело, а мое. Когда он вышел из экипажа?

— Да, ей-Богу, сэр, он и не садился совсем.

— Как не садился?

— Ей-Богу, не садился, вот как это было. Этот бродяга подошел и говорит: «Там, — говорит, — стоит тип (это были вы, сэр), который за мной следит. Вот вам пять шиллингов, если позволите пройти через ваш экипаж вон в ту улочку. А потом, — говорит, — поезжайте, сделайте круг по городу и возвращайтесь сюда, я буду вас ждать». Пока я снимал попону, собирал вожжи да кутал попоной колени, он вошел в фиакр через эту дверцу, вышел через другую и понесся как сумасшедший, прямиком в ту улочку. Ну, а я поехал и здорово смеялся, когда увидел, что вы поехали следом за мной. Вернулся я сюда, чтобы взять его, как он велел. Но пока его что-то нет, — прибавил старик, оглядываясь по сторонам.

Даррел с любопытством выслушал рассказ извозчика. Стало быть, у рыжего действительно были какие-то темные делишки на Мортэлити-лейн, раз он с таким недоверием и подозрением отнесся к своему случайному проводнику. Во что бы то ни стало нужно было разузнать причину такого странного поведения.

Кэбы на Друри-лейн
Кэбы на Друри-лейн

— Ладно! Я подожду с вами его возвращения.

— В таком случае, боюсь, вам придется ждать одному, сэр, — ответил извозчик, поднимаясь на козлы. — Уже второй час ночи, и будут ли пассажиры или не будут, а я стоять тут больше не намерен. Пора на боковую!

Оставшись наедине со вторым извозчиком, Даррел нерешительно обратился к нему:

— А вы? Вы тоже уезжаете?

— Да, сэр. Меня жена ждет. Но, — прибавил он, снимая с передка экипажа один из фонарей, — если вы думаете, что тот джентльмен торчит где-нибудь тут на улице, я помогу вам в поисках, а потом отвезу вас на Боу-стрит.

Фрэнк с благодарностью принял предложение. Они вместе вошли в узкую улочку, двигаясь посередине мостовой. Было очень темно, и извозчику приходилось поворачивать фонарь то вправо, то влево, чтобы освещать дорогу. Мортэлити-лейн — недлинная улица. Дойдя до конца, выходящего на Линкольнс-Инн-Филдс, извозчик неожиданно споткнулся и крепко выругался. Даррел нагнулся и в свете фонаря увидел на мостовой рыжего человека, мертвого, с зияющей раной в груди против сердца.

Оцените статью
Добавить комментарий