Бригид

Бригид — глава из романа Дэшила Хэммета Мальтийский сокол, ставшего образцом крутого детектива, читать.

***

Спейд вернулся в гостиную и сел на краешек дивана. Лицо его неожиданно покраснело от ярости. Минут пять подряд он ругал Данди, ругал непристойно, повторяя ругательства вновь и вновь. Потом через силу улыбнулся:

— Впрочем, удар сам по себе ничего особенного не представлял. Совсем недорогая цена за победу. — На мгновение его брови нахмурились. — Хотя я это запомню…

Девушка подсела к нему на диван

— Вы самый необузданный человек, которого я только знаю.

— Я позволил ему ударить себя…

— Но ведь он — офицер полиции.

— Дело вовсе не в этом, — проворчал Спейд. — А в том, что он проиграл в ту минуту, когда потерял самообладание и ударил меня. Если бы я ему ответил, то у него бы не было иного выхода, как довести это дело до конца. И тогда бы нам пришлось рассказывать всю нашу дурацкую историю в полицейском управлении… А что у вас произошло с Каиро?

— Ничего. Я пыталась запугать его, чтобы он сидел смирно, пока не уйдут полицейские. Но он или испугался, или просто заупрямился — и закричал.

— И вы ударили его пистолетом?

— Я вынуждена была это сделать. Он напал на меня. Спейд сказал раздраженно:

— Все-то вы действуете наугад, с божьей или чертовой помощью…

— Мне очень жаль, Сэм, — раскаянно прошептала Бригид.

Он вынул табак и бумагу и начал сворачивать сигарету.

— Вы поговорили с Каиро. Теперь можете поговорить со мной.

Сузив глаза, она бросила быстрый взгляд на Спейда, поглощенного свертыванием сигареты.

— Мне не хватило времени, — сказала Бригид с расстановкой, тщательно подбирая слова, — закончить разговор с ним. Нас прервали в самом начале… — Она посмотрела на Спейда чистым, ангельским взглядом.

Он зажег сигарету и со смехом выпустил клуб дыма:

— Хотите, я позвоню еще раз и попрошу его приехать? Она серьезно покачала головой. Спейд обнял ее, подожми ладонь на плечо, голое и нежное.

— Итак, я слушаю…

Она улыбнулась ему с игривой дерзостью:

— Для этого вам удобнее всего так держать руку?

— Нет. — Он убрал руку.

— Никогда не угадаешь, как вы себя поведете, — прошептала она.

Спейд утвердительно кивнул головой.

— Так я слушаю…

— Посмотрите, сколько времени! — воскликнула Бригид. Будильник показывал пятнадцать минут третьего.

— М-да, занятный оказался вечерок.

— Мне пора. — Она встала с дивана. Спейд не шелохнулся.

— Не раньше, чем вы все расскажете.

— Но вы посмотрите на время! Мне понадобится по меньшей мере несколько часов, чтобы все объяснить…

— Несколько часов, так несколько часов… Я никуда не спешу.

— Значит, я взята в плен, да? — весело спросила Бригид.

— Вы, очевидно, совсем забыли про того парня, что слоняется на улице возле моего дома.

Ее веселье сразу пропало.

— А нельзя ли это как-нибудь выяснить?

Спейд несколько мгновений изучал ее взволнованное лицо, потом поднялся, взял из стенного шкафа шляпу и пальто:

— Я вернусь минут через десять.

— Будьте осторожны! — бросила она ему вслед.

Пост стрит была совершенно пустынна. Спейд прошел квартал па восток, пересек улицу, прогулялся по другой стороне два квартала на запад и вернулся к своему дому, не увидев никого, кроме двух механиков, чинивших в гараже машину.

Когда он вошел, девушка держала в руке пистолет Каиро.

— Он еще там, — спокойно сказал Спейд и бросил пальто и шляпу на стул. — Так что у нас еще есть время поговорить. — И отправился на кухню.

Бригид стояла в дверях, прикусив губу, и смотрела, как он деловито ставил на плиту кофейник и резал тонкими ломтями хлеб. Она по-прежнему все еще сжимала в руке пистолет.

— Скатерть там, — сказал Спейд не оборачиваясь и показывая хлебным ножом в сторону буфета.

Захваченная его спокойствием и энтузиазмом, Бригид застелила стол, пока он делал бутерброды с ливерной колбасой и сандвичи с солониной. Потом Спейд налил в чашки кофе, добавил бренди из пузатой бутылки, и они сели рядом. Девушка осторожно отложила пистолет.

— Можете начинать прямо сейчас, — невозмутимо предложил Спейд.

Она скорчила гримаску и откусила сандвич.

— Вы невероятно настойчивый человек.

— Так что это за птица или сокол, из-за которого все посходили с ума?

— А если я не скажу? Что вы будете делать?

— Не понимаю, какой вам толк скрытничать. Все равно ведь понемножку все всплывет наружу. Пока я многого не знаю, но кое-что мне уже известно, кое о чем я могу догадаться. Еще немного — и я буду знать больше вас.

— Поверьте, я так устала, что мне совсем не хочется говорить на эту тему. Да и к чему спешить: ведь все равно вы сами все узнаете!

Спейд рассмеялся:

— Хочу вас предупредить в таком случае, что мой метод получения информации заключается в том, чтобы сунуть в работающий механизм стальной прут. Лично меня это устраивает. А вы не боитесь, что летящие при этом обломки могут серьезно поранить вас?

Она зябко повела плечами, но ничего не сказала. Несколько минут они ели молча. Потом она негромко произнесла:

— Я начинаю бояться вас…

— Это неправда.

— Нет, правда, — настаивала она. — Я знаю только двух мужчин, которых боюсь, и обоих я сегодня видела.

— Я могу понять, почему вы боитесь Каиро… Он вне пределов вашей досягаемости.

— А вы нет?

— Вы меня неправильно поняли, — сказал он, усмехаясь.

Бригид покраснела, потом наморщила лоб.

— Эта черная фигурка, как вы уже знаете, сокола, примерно около фута высотой.

— Так почему же этой птичке придают такое значение?

— Я не знаю. Мне не объясняли. Только пообещали пятьсот фунтов, если я помогу найти ее. Потом Флойд сказал, уже после того, как мы оставили Джо, что даст мне семьсот пятьдесят.

— Значит, этот сокол стоит около семи с половиной тысяч долларов?

— О, гораздо больше, — прошептала Бригид. — Они не хотели делиться со мной. Они просто нанимали меня.

— В качестве помощницы? Она поднесла чашку к губам.

— Я должна была помочь достать сокола у настоящего владельца. У одного русского по фамилии Демидов…

— Каким образом?

— Это не важно…

— Это было в Константинополе?

— В Марморе.

— А что дальше?

— Это все. Я вам все рассказала. Я помогла, а Каиро собрался бежать, прихватив сокола. Флойд опередил его. Я оказалась в печальном положении: он вовсе не думал отдавать мне причитающуюся сумму. Я поняла это тогда, как мы приехали сюда. Он обещал, что мы обязательно поедем в Нью-Йорк, продадим сокола, и он отдаст мне мою долю. Но я видела, что он лжет. Вот почему я и пришла к вам с просьбой помочь мне найти сокола.

— Допустим, сокол был бы у вас… Что дальше?

— Тогда бы я могла диктовать условия Терсби.

— Но ведь вы не знаете, где за него вам могли бы дать настоящую цену?

— Да, действительно, я этого не знаю.

Спейд хмуро посмотрел на пепел, который успел натрясти в свою тарелку.

— Почему же он так дорого стоит? — задумчиво спросил он.

— Не имею ни малейшего представления.

— А из чего сделана фигурка?

— Фарфор или черный камень. Я не знаю. Я к ней даже не прикасалась. Только видела несколько минут…

Спейд раздавил в своей тарелке сигарету и отхлебнул кофе. Он уже не хмурился. Вытер губы салфеткой, бросил на стол и небрежно сказал:

— Вы действительно лгунья!

Бригид вскочила и замерла, сверля его взглядом.

— Я лгунья. Я всегда была лгуньей!

— Нечем хвалиться. Это глупо, — насмешливо сказал Спейд. Он вышел из-за стола. — Во всей вашей сказочной истории было хоть немного правды?

Бригид опустила голову, на ресницах блеснули слезы.

— Немного, — прошептала она.

Спейд взял ее за подбородок, приподнял голову, рассмеялся прямо в мокрые испуганные глаза:

— Ничего. У нас впереди целая ночь. И мы начнем все сначала.

Она полуприкрыла глаза.

— О, я так устала, — произнесла она с дрожью в голосе. — Так устала от всего: от себя, от лжи, от ее придумывания; я уже не знаю, где ложь, а где правда…

Она осторожно коснулась ладонями щек Спейда и прижалась к нему всем телом.

 

Оцените статью
Добавить комментарий