Жорж Сименон — культовый автор XX века, мастер детектива, придумавший знаменитого комиссара Мегрэ, родился и вырос в бельгийском городе Льеж. Однако происхождение писателя всегда вызывало споры. Французы называли его французским писателем, бельгийцы были уверенны, что он их соотечественник. А сам Сименон делал акцент на том, что у него русские корни!

По легенде, (сам писатель воспринимал ее как истину) фамилия Сименон это искаженное Семенов: его предок был солдатом русской армии, которого французы захватили в 1812 году. После окончания войны пленник не вернулся на родину, а остался жить с женщиной, которая приютила его и спрятала на границе с Бельгией. Затем он выучил язык и женился. В общем, зажил обычной жизнью. И со временем его фамилия стала звучать немного иначе.

Сименону очень нравился русский вариант биографии его семьи, к тому же он очень сильно любил Россию. Жорж часто вспоминал, что в детстве, когда он жил в нищете в доходном доме, по соседству снимали комнаты беженцы из Российской Империи — левые радикалы, бунтари и революционеры. Сименон неоднократно шутил, будто лицо вождя русской революции — Ленина – было слишком весьма знакомо, мол, уж ни его ли привечали его родители?

Революционеры были людьми общительными, образованными и необычно мыслящими. И, вероятно, именно они зародили в будущем мастере детективного жанра мысль о русском происхождении. Возможно, русские просто шутили, а ребенок отнесся к этому вполне серьезно. С вопросом о предках из России Жорж пошел к отцу, но тот лишь пожал плечами и посоветовал расспросить деда. Дед помнил лишь то, что его дед был шахтером. Таким образом, никаких доказательств русского происхождения у Сименона нет.

Тем не менее версия об этом выглядит вполне правдоподобно: действительно, разбитая наполеоновская армия умудрилась увести во Францию несколько сотен русских пленных. Далеко не каждый из них по завершении Отечественной войны захотел вернуться в Россию. Оставшиеся были восхищены Францией: главным образом, отсутствием там крепостного права. Кстати, в то же время ничуть не меньше (а скорее, даже больше) французов осталось жить в России. Эти люди боялись возвращения королей-Бурбонов, репрессий и реставрации старых феодальных порядков. У нас же, несмотря ни на что, французов ожидал теплый прием и комфортное место какого-нибудь гувернера или учителя.

 

Добавить комментарий