Рыцари холодной войны

Где-то во второй половине 80-х годов минувшего столетия, в разгар горбачевской перестройки, я предложил ответственному работнику ЦК КПСС позволить издать в СССР пару романов, которые в те достопамятные времена именовались антисоветскими; для того, чтобы показать нашей широкой читательской публике, какими негодяями, а в лучшем случае, идиотами изображают нас, советских людей, авторы подобного рода чтива. Я тогда был уверен, что подобная публикация немного взбодрит несколько угасший в то время патриотизм. Мой высокопоставленный собеседник посмотрел на меня как на безумца. Естественно, из моей затеи ничего не вышло. Одной из предлагаемых мною книг был роман Из России с любовью Йена Флеминга.

До сих пор не могу понять, чем и как Джеймс Бонд мог подорвать устои советского общества. Думаю, дело было в том, что в нашей стране традиционно переоценивали силу воздействия печатного слова, а писателей и созданные ими произведения всегда воспринимали всерьез. Ведь недаром царь Николай І считал своим долгом лично быть цензором Пушкина, a Сталин принимал активное участие в присуждении литературных премии.

А мне от мысли, что, прочитав несколько антисоветских книжек, народ пойдет штурмовать Кремль, делалось смешно.

Немногим более десяти лет минуло, и ситуация кардинально изменилась. Все произведения Флеминга переведены на русский язык, по телевидению демонстрируются знаменитые фильмы, снятые по его романам.

Сегодня приспело время объективно судить о том, заслужил ли свою славу верного рыцаря холодной войны создатель Джеймса Бонда?

Не сомневаюсь, заслужил вполне. У тех англичан и американцев, кто вернулся домой с фронтов Второй мировой войны, русские жили в памяти как союзники в борьбе с гитлеровским фашизмом. А Флеминг безо всякого стыда сделал вид, что этого и не было, а русские, кстати нередко вместе с немцами, являются главными врагами доброй, старой Англии И всего цивилизованного мира в придачу. Русские не дружелюбны, доверять им ни в коем случае нельзя, политики пряника они не понимают — с ними нужно действовать только кнутом, к тому же они мазохисты: они любят кнут; вот почему они были так счастливы при Сталине. Не уверен, что им будет хорошо при Хрущеве, который дал им крошки от пряника (Из России с любовью). Но эти коварные русские и их многочисленные, по всему миру затаившиеся агенты могут быть не только мазохистами, но и чуткими садистами — с чем бедняга Бонд сталкивается в самом первом романе Казино Руайаль.

Сегодня мне, более чем когда либо, очевидно, что писатель Флеминг выполнял некий идеологический заказ, содействуя созданию в массовом сознании на Западе специфического образа русского человека, который, увы, оказался живучим. Настороженность к русским, недоверие к ним и сегодня объясняются не только деловой нечистоплотностью современных наших бизнесменов. За это мы должны поблагодарить Флеминга и ему подобных авторов.

Конечно, нелепо было бы думать, что после демобилизации Флеминга пригласили куда следует и приказали придумать Бонда. Годы спустя, завершая свою литературную карьеру, писатель невольно проговорился: Русские как люди мне всегда были симпатичны, и я с удовольствием работал в Москве. Я не вижу смысла продолжать (выделение мое.— Г. А.) поливать их грязью, особенно когда это самое мирное существование как будто приносит свои плоды.

Теперь, стало быть, МОЖНО русских уже не чернить, и тогда на смену зловещему и безжалостному СМЕРШу приходит не менее злокозненный СПЕКТР — террористическая организация международных гангстеров.

Для тех читателей а, что готовы поверить Флемингу по поводу СМЕРШа, необходимо дать точную историческую справку. Организация Смерть шпионам (сокращенно СМЕРШ) была создана в апреле 1943 года и просуществовала до весны 1946-го, что, впрочем, не помешало Флемингу продлить ее действие до середины 50-х годов. Во многом функции СМЕРШа были аналогичны функциям полевой жандармерии во французской армии и военной полиции в армии США. За годы войны органы СМЕРШа обезвредили 3500 диверсантов и более 6000 агентов-парашютистов. Деятельности работников СМЕРШа посвящен знаменитый роман Владимира Богомолова В августе 44-го.

Добавить комментарий