В 40-е годы стала снижаться популярность романа-загадки английского типа, в моду вошел возникший в США в 30-е годы черный роман, называемый также триллер (от англ. thriller — вызывающий дрожь) или крутой детектив. Разгадка тайны преступления и образ детектива отступают в нем на задний план. Центральное место занимает описание того, что ранее было простым фоном действия, то есть обстановки, в которой оно развертывается. Авторы триллеров (американские романисты Чендлер, Хэммет и др.) показывают жестокость, насилие, цинизм и безнравственность, которые стали характерными приметами современной социальной действительности. Преступление обретает смысл своего рода визитной карточки общества, преступного по своей природе. В 40-е годы этот тип романа расширяет сферу своего влияния. Возникают его английские и французские варианты. Каналом активного его проникновения во Францию становится так называемая Черная серия, созданная в 1945 году в издательстве Галлимар предприимчивым дельцом Марселем Дюамелем. К 90-м годам вышло более двух тысяч названий в одинаковой черной обложке. Книги этой серии — главным образом переводные — оказали огромное влияние на развитие французской детективной литературы, способствовали появлению французских триллеров о приключениях гангстеров и полицейских, шпионов и работников спецслужб.

В романах Черной серии качественно меняется образ детектива-расследователя. Он предстает или в виде одиночки-идеалиста, своеобразной белой вороны в черном мире, или выступает в роли мускулистого супермена, наделенного наглостью и напором, прекрасно умеющего стрелять и драться. А нередко автор вообще обходится без специалиста-сыщика. Его роль выполняет один из героев романа, а то и сам читатель вместе с автором.

Тома Нарсежак, как человек научного склада, серьезно анализирует происходящие в детективной литературе процессы, излагает свои мысли в обширном очерке Эстетика полицейского романа (1947) и пишет еще два романа, которые ему заказало издательство.

Пьер Буало прочитал эссе Тома Нарсежака о полицейском романе, с удовольствием обнаружил в нем очень положительный отзыв на свои книги и поразился, что автор совершенно так же, как и он, оценивает состояние современной детективной литературы. Набравшись смелости, Буало написал письмо Нарсежаку, тот ему ответил. Так в 1947 году между ними завязалась оживленная переписка. Увиделись они впервые только 13 июня 1948 года (в тринадцать часов!) на торжественном обеде в честь вручения 13-го (!) по счету Гран-при за лучший приключенческий роман. Лауреатом стал Тома Нарсежак за свой четвертый роман Смерть путешествует. По традиции на обед приглашаются все предшествующие лауреаты, в их числе оказался и Пьер Буало, удостоенный этой награды в 1938 году.

Едва закончив обедать, они удалились вдвоем на террасу и там, попивая минеральную воду, стали высказывать друг другу свои соображения о том, что же нужно сделать, чтобы поднять уровень детективного жанра. Вот в этой беседе и возникла у них мысль написать вместе детективное произведение, чтобы наглядно показать, как можно видоизменить полицейский роман.

Четыре года после принятого решения они не приступали к его выполнению, ибо были заняты собственным творчествам. Тома Нарсежак написал в 1949 году новеллу Вампир, которая имела шумный успех, еще один роман, несколько пьес для радио и яростный памфлет против триллеров Конец одного блефа — очерк об американском полицейском черном романе. Этот памфлет вызвал гневную отповедь со стороны создателя Черной серии Марселя Дюамеля, что имело значительный резонанс в прессе и привлекло внимание к Нарсежаку и к его книгам.

Буало тем временем публикует последний роман из серии о сыщике Андре Брюнеле Свидание в Пасси (1951) и несколько рассказов. Тома Нарсежак все более уверенно выступает как исследователь современной детективной литературы и выпускает книгу Феномен Сименона (1950) — фактически первый серьезный анализ творчества этого самого читаемого автора детективной прозы.

4 Comments

  1. Существование априорных правил построения сюжета, не всегда соответствующих реальной жизни. Так, например, в классическом детективе рассказчик и сыщик в принципе не могут оказаться преступниками.

    andrew27
  2. Бетани Брейсфилд никогда не согласилась бы на это… но увы, теперь судьба девушки и ее отца-археолога, путешествующих в джунглях Южной Америки, находится в руках отчаянного Трейса Тейлора!

    4APK
  3. — Одиннадцать, — прошептал Бернар. — Не знаю, когда здесь комендантский час, но мешкать нельзя. Не хватает нам именно сейчас нарваться на патрульных!

    orenkomp
  4. — Пожалуй, уже поздновато… И по средам она в больнице… Жаль. Мы бы тут же разобрались в этой идиотской истории. Ладно, это от нас не убежит.

    optimok

Добавить комментарий