Серьезные венгерские детективы

Одной из отличительных черт восточноевропейского детектива является, за немногими исключениями, его невероятная серьезность. Это в немалой степени связано, конечно, преимущественно с тематикой — борьба органов отечественной контрразведки с агентами западных шпионских служб. Когда дело касается безопасности страны, тут не до шуток.

Сказанное имеет непосредственное отношение и к небольшой серии венгерских писателей Дьёрдья Фалуша и Габора Йожефа, в центре которого — фигуры лейтенанта (позднее — капитана) Иштвана Кути и подполковника Балинта Ружи. Впрочем, авторы не склонны особо выделять этих героев: коллективный поиск и общий успех ценятся гораздо выше.

Серьезные венгерские детективы

Кути любопытно вошел в среду сыщиков: будучи совсем молодым, он написал детективный роман, который попал на спецрецензирование к подполковнику Руже, а тот пригласил начинающего писателя приобрести профессиональный опыт. Поэтому Кути, как человек не чуждый искусству, то и дело цитирует классические произведения и во многом полагается на собственную интуицию.

Все произведения созданы в описательной манере, что дает основание усмотреть некоторую оппозицию традиционному детективу, содержащему загадку для читателя: кто убил?. В творчестве Фалуша и Йожефа этой тайны практически нет: читатель сразу оказывается осведомлен о всех ролях и взаимоотношениях персонажей, и собственно детективный элемент заключается в другом: как, каким образом полицейские сыщики сумеют выловить преступников-шпионов. А те редкие случаи, когда все же какой-нибудь второстепенный герой оказывается не тем, за кого его принимали, не вырастают в сколь-нибудь развернутые детективные линии.

При известном сюжетном сходстве всех трех произведений они различаются акцентом в изображении одной или другой стороны: в романе Немое досье основное внимание уделено действиям сыщиков, в повести План «Валентино» развернуто показана деятельность шпионов, а в Операции «Катамаран» обе линии идут параллельно.

Функции органов госбезопасности в тех ситуациях, которые предлагают Фалуш и Йожеф, сводятся, образно говоря, к роли рыбака, закинувшего сеть.

В случайной аварии пострадал некто Пал Ковач, и из разбитой дверцы его автомобиля высыпались капсулы с шифровальными текстами (Немое досье). Шпион счел благоразумным играть в молчанку, но его неизвестные коллеги предпринимают активные усилия, чтобы вызволить бедолагу из тюрьмы. У подчиненных подполковника Ружи нет иного выхода, как ждать и внимательно наблюдать за всем происходящим, и это ожидание приносит свои плоды.

— Шеф! В семь тридцать две, используя жигули-комби с номерным знаком ХХ-37-10, они попытались убрать Эву Ласло.

— Началось, — тяжело вздохнул Ружа.

— Да как! — откликнулся Кути. — Они действуют, будто чикагские гангстеры!

Бытовые жанровые сцены, экскурсы в личную жизнь героев и их прошлое, производственная тема занимают значительное место в романе Операция «Катамаран» — традиционном контршпионском произведении, разоблачающем, как это принято говорить, происки западных спецслужб против стран социализма в области науки и техники.

Задача агента Каррини — склонить к сотрудничеству директора венгерского института Энергетика Белу Имре. Важна, очень важна та работа, основу для которой поручено заложить ему, бывшему фотографу Каррини — также мысли вслух неоднократно посещают шпиона. Параллельно с ним действует и катамаран — два других шпиона. Саас и Миллс, с помощью психотропных средств выуживающих фальсифицированный компромат на Белу Имре от одного из его друзей по партизанскому Сопротивлению в годы второй мировой войны.

Фотографии, присланные Саасом, все так же лежали на письменном столе. Он швырнул их на дно нижнего ящика, задвинул его и рассеянно огляделся…

Из квартиры напротив две пары глаз неотступно следили за каждым его движением.

— Нервничает, — констатировал с удовлетворением Саас. Он взглянул на часы. — Позвоню ровно в одиннадцать как условились. До тех пор пусть дозревает…

Сеть расставлена прочная; в это же время спецслужбы захватывают катающихся по Европе в свадебном путешествии дочь и зятя Имре, ставя условием их освобождения получение нужных секретных документов…

И неизвестно, чем бы все это кончилось для директора института, если бы среди его ближайших друзей не было подполковника Балинта Ружи.

Группа Ружи активно включается в контригру. Авторы не упускают возможности продемонстрировать технические достижения современной разведки и контрразведки, познакомить читателя с шефом из другого лагеря — мистером Бенксом (человек без эмоций, беспощадный и холодный как механизм).

Финальная сцена, не потребовавшая демонстрации особого блеска интеллекта, решена в духе чикагских гангстеров; если она и доставила несомненное удовлетворение Балинту Руже, в очередной раз победившему Бенкса, то в меньшей степени это можно отнести к тем читателям, которые предпочитают более изящные решения логических загадок. Впрочем, шпионский детектив и не претендует на это.

Но Бенксу отступать некуда. В третьем романе (План «Валентино»), написанном Дьердем Фалушем без соавтора, Центр недвусмысленно дал понять Бенксу, что он не имеет права на провал. К тому же за тем, кто выигрывает третий раунд, остается победа в матче…. Для выполнения нового задания он собирался привлечь самых надежных людей, а также тех отщепенцев, кто целиком был у него в руках.

Здесь гораздо больше внимания уделено изображению активной деятельности противников венгерской контрразведки. Их методы весьма просты и опираются на традиционные слабости отдельных граждан соцлагеря — желание иметь возможность поездок за границу и приобретение валюты, страх перед обвинением в неблагонадежности

Давно завербованный агент по кличке Тренер, он же — тренер известного теннисиста Антала, используется как средство для давления на Антала, чья невеста работает в спецотделе секретных материалов все того же института энергетики.

Вновь читателю предлагается роль наблюдателя: ему видны все действия той и другой стороны. Интерес к событиям держится на двух «китах»: на чем провалятся шпионы и — когда и как их будут ловить сыщики.

Чем активнее себя проявляются люди Бенкса, тем лучше себя чувствует подполковник Ружа; из позиции пассивного ожидания очередных неприятностей его команда постепенно переходит в наступление, но мистер Бенкс мог бы торжествовать победу (нужные документы сфотографированы), если бы не Антал, нашедший в себе силы после пособничества преступникам выложить все, что знал, контрразведке. Надо отдать должное автору: некоторые технические приемы, применяемые людьми Бенкса, весьма нетривиальны и могли бы всерьез озадачить расследование, если бы … это было необходимо для раскрытия главного дела.

Социально-критическая нагрузка, которую несут детективы Дьёрдья Фалуша и Габора Йожефа, порой опасно превышена и грозит устойчивости их творений, которые спасает едва ли не единственное — динамика описания непосредственных действий противостоящих сил.

Добавить комментарий