Александр Цеханович

Александр Цеханович

Александр Цеханович — прозаик, журналист. Его уголовные романы и детективы были очень популярны в конце XIX и начале XX веков, считались образчиками криминального жанра.

Александр Николаевич Цеханович. Биография

Александр Николаевич родился 15 марта (3 — по старому стилю) 1862. В 1860-е годы семья Цехановичей жила в Киевской губернии, позднее — в Петербурге, где его отец, Николай Иванович (надворный советник) из старинного польского дворянского рода, сотрудничал с газетой «Голос».

Александр с 1876 учился в 1-й петербургской военной гимназии, в 1879 приказом главного начальника военно-учебных заведений переведен в 3-ю петербургскую военную гимназию; вольнослушателем посещал лекции в Технологическом институте. В детстве и юности много болел, лежал в Петербургской Обуховской больнице; уже в одной из первых публикаций (очерк «Драмы обуховской мертвецкой»1) передал свои наблюдения, накопленные за время пребывания в ней. По-видимому, болезнь и больничные впечатления повлияли на формирование у Цехановича пессимистического взгляда на мир, нашедшего отражение в его творчестве: «Драма в стенах больницы: Роман-хроника» (1890); «Под ножом (из жизни прозектора)» (1897); «Доктор Курганов. Роман из быта врачей» (1901).

Начало

Начинал Цеханович с лирических стихов (первая публикация — «Дайте гитару! Дайте вина!..»2), воспроизводящих штампы поэзии последней трети XIX века («Тебе несу, небес богиня, / Тоскою вымученный крик, / Страшна неверия пустыня, / Где бродит дух мой, зол и дик» — «Рождественской звезде»3. С 1886 жил литературным трудом, печатался в издании В.В. Комарова: газета «Свет» (в том числе стихи, 1886: «Памяти Гоголя» — 25 апр.; «Бродяга» — 5 июня) и журнале «Звезда» (в 1888 его редактор). Публиковал стихи и рассказы в журналах «Стрекоза» (1886), «Всемирная иллюстрация» (1886), «Родина» (1886—90), «Петербургская жизнь» (1892), «Нива» (1893—94) и другие газеты «Минута» (1887—89) и еженедельное приложение к газете «Сын отечества» (1887). Более оригинальными были его импрессионистические «отрывки», «этюды», «очерки», в которых ощутимы преддекадентские мотивы и настроения: презрение к миру, отвращение к повседневности, страхи отчаяние, ощущение бессмысленности жизни и неотвратимого приближения смерти, цинизм (характерен один из его псевдонимов — Добрый циник): «Сумерки жизни», «Сказка души», «Прав ли он?» и другие — собраны в сборнике «Рассказы, афоризмы и стихотворения» 4.

Сведения о раннем периоде жизни Цехановича скудны. Автор некролога в газете «Русь» туманно писал, что «жизненные обстоятельства сложились для него таким образом, что ему пришлось направить свое дарование в нежелательную сторону»5. Можно предположить на основе ряда деталей, что автобиографический характер носят повести «Мстинские тритоны»6 о молодом человеке, который попал в нехорошую компанию, кутил и был выслан в уездный город, и рассказ «Несчастный человек», герой которого, начав печататься, жил бедно, «носил потертое модное платье и во всей фигуре проявлял склонности того русского «дэндизма», который является итогом финансовой и нравственной беспомощности» («Рассказы…», с. 67).

Известность

Известность приобрел романами, печатавшимися в «Петербургской газете» (1890-96) и «Петербургском листке» (1894). Произведения Цехановича написаны в мелодраматическом ключе, действие их нередко происходит в аристократической или театральной среде, герои — прожигатели жизни, при этом романтические мотивы сочетаются с натуралистическими описаниями в духе Ги де Мопассана и Эмиля Золя. Успех имел роман «Петербургская Нана»7 о молодой провинциальной девушке, стремящейся к наслаждениям и роскоши, которая бежит в Петербург и после ряда любовных приключений и столкновения с «омутом» столичной жизни становится куртизанкой и вскоре гибнет. Близки по характеру романы «Звезда балета»8, «Метеор»9, «Вокруг миллиона»10, «Лишние люди»11. В ряде произведений проявился интерес Цехановича к психиатрии (описание сумасшедшего дома в романах «В больнице» 12, «Русский Рокамболь», а роман «Новая сила»13 весь посвящен использованию гипнотизма с преступными целями, в том числе и для убийства).

Уголовные романы

Наиболее популярны у читателей были уголовные романы Цехановича, созданные под влиянием французского авантюрно-приключенческого и детективного романа (П. А. Понсон дю Террайль, Э. Габорио и др.) и «Петербургских трущоб» В.В. Крестовского; в них присутствовали «всевозможные трагические совпадения, любовные похождения, ловко задуманная интрига, кровь, выстрелы и удачные эффекты», которые «производили на поклонников русских романов на французской подкладке надлежащее впечатление»14. Однако от французских образцов они отличались большей психологизацией, акцентом на морально-этических проблематике и бытописании. Герои их готовы на самые ужасные преступления ради денег, при этом они демонстрируют интеллект и энергию, а также своеобразное чувство чести. Герой романа «Русский Рокамболь»15 и его продолжения «Выходец из могилы»16 — незаконный сын графа, идущий на убийство, чтобы разбогатеть и получить высокое положение в обществе. Схожий герой в центре романа «Страшное дело»17, по характеристике автора, «это человек нашего века, это злодей во вкусе начала его, это поклонник денег, это человек без принципов, кроме одного, заключающегося в девизе — все хорошо, что богато, нарядно, имеет хороший вид»18. В «романе» «Темный Петербург», представляющем собой цикл из пяти повестей («Дочь вора», «Тайна угрюмого дома», «Детопромышленники», «На рынке любви», «Совы»), объединенных несколькими общими персонажами19, живописуется петербургское «дно» — воры, мазурики и так далее. Действие романа «Кровавый туз»20 об игроке-убийце развивается в «игорно-амуреточном притоне» и проникнуто мотивами фатализма — с ориентацией на пушкинскую «Пиковую даму».

По свидетельству А.В. Амфитеатрова, в начале 1890-х годов имя Цехановича «было громко в маленькой прессе. Присяжный поставщик романов с приключениями … выдавался из ряда сих мастеров несомненным литературным талантом. Его много читали в петербургской «полуинтеллигенции» и по железным дорогам. К сожалению, способный человек этот совершенно загубил свое дарование в рыночном многописании — скорописью на быстрый срок, с потрафлением на вкус мелкобуржуазной публики»21. Цеханович вел широкий образ жизни, нередко пил, кутил, играл в карты. А.Р. Кугель вспоминал, что он «писал свои романы в типографии… за стаканом вина или бутылкой пива»22. Все это привело к обострению болезней и ранней смерти от чахотки.

Слава и богатство, бедность и смерть

Цеханович несколько раз просил пособия у Литфонда23, члены комитета которого дали о нем негативные отзывы: «заявляет, что ему не на что купить себе обед, а… считает возможным ездить на извозчике» (В.А. Манассеин); «в его собственном отношении к своим работам есть что-то антипатичное, почти циничное. Он пишет романы для той же мелкой прессы и сознательно приноравливается к ее требованиям, стараясь быть возможно «рокамбо-листее». Иногда ему удается «срывать» по 200 рублей за роман (как он сам выражается) и это, по-видимому, составляет предельный размер его авторского гонорара» (П.А. Гайдебуров). Тем не менее в 1889—96 Цеханович и его жена (которую он бросил с двумя детьми в 1894) неоднократно получали пособия от фонда.

С.Я. Стечькин отмечал в некрологе, что Цеханович «был все-таки даровит. Это дарование проглядывало даже среди кучи газетного хлама, которым покойный наполнял столбцы дешевых газет и макулатурных журналов» («Новости», 1897,1 марта).

Цеханович Александр Николаевич скончался 9 марта 1897 года (25 февраля по старому стилю), в Петербурге. Похоронен на Волковом кладбище.

Избранная библиография

Повести

«Мертвая маска» («Минута», 1887,3—17 сент.)

«Петербург» («Романы… прил. к газ. «Луч“», 1893, № 2—4).

Романы

«В дебрях таинственного» («Петерб. газ.», 1895, 12янв. … 16 июня),

«Богатырь-Кирилла» (СПб., 1901),

«Убийственная любовь» (СПб., 1902)

Драматургия

Пьеса-шутка в 1 действии «Ай, усы!» («Звезда», 1888, № 13, отд. изд. — СПб., 1890).

А.И. Рейтблат

  1. «Свет», 1886, 19—23 нояб.
  2. «Шут», 1885, № 5, 2 февр.
  3. «Звезда», 1888, N9 1, 12
  4. СПб., 1897; сочувствующий рецензент: у него «было свое мировоззрение, он иногда говорил свое слово, а это, к сожалению, стало довольно редко теперь…» — «Новь», 1897, № 18, обложка
  5. 1897, 28 февр.
  6. ЛПН, 1894, № 5-6
  7. «Петербургская газета», 1893, 1 июля… 29 сент.; отд. изд. — СПб., 1894; 4-е изд. — СПб., 1915
  8. «Минута», 1889, 8 авг. … 9 окт.
  9. «Романы оригинальные и переводные. Бесплатное приложение к газете «Луч»», 1891, № 11, 12; отд. изд. — СПб., 1891
  10. там же, 1892, № 1
  11. отдельное издание совместно с повесть «Мстинские тритоны» — СПб., 1903, 2-е изд. — П., 1915
  12. «Романы … приложение к газете «Луч»», 1893, № 6, 7, б.п.
  13. «Минута», 1888, 9-31 окт.; отд. изд. — СПб., 1890
  14. «Русь», 1897, 28 февр.
  15. «Петербургская газета», 1891, 24 дек. … 1892, 28 июля; отд. изд. — СПб., 1892
  16. «Романы … приложение к газете «Луч»», 1893, № 3
  17. ПЛ, 1894, 21 сент…. 17 окт.; отд. изд. — СПб., 1902,2-е изд., П., 1915
  18. цит. по: «Романы», М., 1995, с. 333
  19. первая, опубликована б.п. под названием всего цикла, — ПЛ, 1894, 29 марта….3 мая; все пять под псевдонимом А. Маскин — «Романы … приложений к газете „Луч“», 1895, № 1—4; отд. изд. — СПб., 1901, 2-е изд., 1902
  20. «Петербургская газета», 1895, 1 нояб. — 30 дек.; отдельным изданием под названием «Невеста-вакханка» — СПб., 1898
  21. Амфитеатров, с. 30—31
  22. Кугель, с. 149
  23. ИРЛИ, ф. 155, 1889 г.
Оцените статью
Добавить комментарий