vldmrvch.ru

Плодотворная жизнь

Эрл Стенли Гарднер подобно своему коллеге, американскому писателю Реймонду Чандлеру последовательно и принципиально выказывал неприятие традиционного детектива. Гарднер уважал законы, но отвергал любые навязываемые ему правила. Он жил, как хотел, и писал, как считал нужным. Он был искренне возмущен, когда широко популярный в те годы С. С. Ван Дейн опубликовал свои Двадцать правил для писания детективных романов. Да и как могло быть иначе? Какова могла быть реакция человека, который ни один год в буквальном смысле не имел крыши над головой, а путешествовал караваном собственных трейлеров по безлюдным местам Калифорнии и писал свои книги под открытым небом?

Для него любая чужая формула была совершенно немыслима, даже если она определенно вела к успеху. Он должен был изобрести свою формулу успеха.

Резко отрицательное отношение Гарднера к типу традиционного детектива, который наиболее последовательно и талантливо создавала долгие годы Агата Кристи, имело под собой почву. Он считал этот тип литературы искусственным, театральным и обнаруживал в нем алогичность и неправдоподобие. Конечно, традиционный детектив — интеллектуальная загадка, чистая игра ума, ни на что больше не претендующая. Чем больше там выдумки и фантазии, тем лучше.

Но ведь Гарднеру ничего выдумывать было не нужно: за плечами был огромный багаж конкретных историй преступлений, и он мог без труда черпать из памяти персонажей и сюжетные ходы, обстоятельства и детали. Он писал о самых обычных, средних людях и о житейских драмах, участниками которых им выпало стать.

Может быть, именно в этом и был один из секретов феноменальной популярности Мейсона у читателей — они видели в нем честного и умелого защитника интересов обычных людей.

Спору нет, книги Гарднера полны жизненной правды. Но нельзя не отметить, что в них практически отсутствуют конкретные приметы времени. Писатель намеренно от них уходил — он писал на века…

Гарднеру неоднократно приходилось выслушивать упреки В том, что все истории о Мейсоне однотипны и сделаны по одной и той же формуле. На что он резонно возражал: Ребенок слушает сказку, к примеру — о трех медведях, один раз, второй, третий. Попробуйте только изменить ее и рассказать по-другому, и ребенок расстроится.

Наверное, писатель и в самом деле хорошо знал своего читателя…

Перри Мейсон на экране

Любопытно, что отношения Гарднера с Голливудом не сложились. Естественно, что такой популярный автор не мог не привлечь внимание киномагнатов. В разное время фильмы о Перри Мейсоне снимались на таких крупных студиях, как Уорнер и Метро-Голдвин-Майер. Но всякий раз и сценарий, и сами съемки сопровождались бурными конфликтами. Гарднер возмущался тем, что, с его точки зрения, сценаристы портили его романы, внося бесполезную отсебятину, в большинстве своем не нравились ему и исполнители роли Мейсона.

В конце концов, когда поступило предложение от крупной телекомпании сделать телевизионный сериал о Мейсоне, он создал собственную фирму, которая и занялась производством. Тут уж все было под его полным и абсолютным контролем. Почти девять лет телесериал о Мейсоне с огромным успехом шел по телевидению в самое лучшее время. А до этого в течение двенадцати лет пять дней в неделю по радио шли инсценировки романов о Перри Мейсоне.

Можно без преувеличения сказать, что на протяжении почти трех десятилетий Перри Мейсон был культовой фигурой в Америке.

Отождествление автора литературного произведения и его героя дело обычно неблагодарное и малопродуктивное. Однако в случае с Гарднером дело обстоит иначе. По свидетельству людей, хорошо знавших писателя, Перри Мейсон практически двойник своего создателя. Подтверждением этому служит одна любопытная история.

Гарднер, как и Перри Мейсон, считал своим долгом бороться с несправедливостью. В 1948 году он стал инициатором создания общественной организации, которую назвал Суд последней надежды и задачей которой была защита несправедливо осужденных. Членами организации стали видные юристы, криминологи, специалисты по детектору лжи, графологи и даже ушедшие в отставку директора тюрем. Члены организации внимательно изучали сложные дела, по которым судами различных инстанции были вынесены сомнительные приговоры, консультировали несправедливо осужденных, привлекали внимание общественности к этим юридическим казусам и нередко добивались отмены несправедливого приговора. Истории спорных судебных дел публиковались в популярном в те годы журнале Аргози.

Для Гарднера, уже далеко не молодого человека, эта нелегкая общественная работа была не менее важной, нежели создание книг, потому что он вновь, как в давние годы, ощущал себя рыцарем-адвокатом, бьющимся за права невинного человека. В этой деятельности, тщательно расследуя все обстоятельства спорного дела и обнаруживая истину, он полностью сливался с созданным им героем. В эти часы он был Перри Мейсоном.

Равенство перед законом

Гарднер выше всего на свете ценил свободу и права личности, считая, что Закон и его слуги — полицейские, судьи, прокуроры, адвокаты — прежде всего должны стоять на страже этих бесспорных ценностей.

Двадцать лет адвокатской деятельности и без малого сорок лет писательства были посвящены одному благородному делу — с помощью Закона защитить невинного.

Удивительно гармоничная и плодотворная жизнь!

Сегодня мы справедливо ропщем — законы в нашей стране не работают, правоохранительные органы коррумпированы судьи и прокуроры малоквалифицированны…

Настоящая и прочная демократия возможна только на основе равенства перед Законом ВСЕХ членов общества.

Эту истину мы охотно провозглашаем, но почему-то никак не можем воплотить в жизнь.

Быть может, книги Эрла Стенли Гарднера внесут свою, пусть небольшую, лепту в этот долгий и мучительный процесс…

Об авторе
Поделитесь этой записью
Оставить свой комментарий

Пожалуйста, введите ваше имя

Ваше имя необходимо

Пожалуйста, введите действующий адрес электронной почты

Электронная почта необходима

Введите свое сообщение

Детективный метод © 2016 Все права защищены

Детективный метод. История детектива в кино и литературе