Многообразие Индии у Редьярда Киплинга

Ким, каким мы его знаем, появился много лет спустя после того, как Редьярд Киплинг покинул Индию, объясняется не одними лишь фактами биографии писателя и приобретенным им литературным опытом. Значительную роль играет и то, что индийские впечатления достаточно отодвинулись в прошлое, чтобы стать экзотикой, и вместе с тем не настолько еще забылись, чтобы утерять черты реальности. Что-то, конечно, стерлось из памяти, — иначе зачем бы Джону Локвуду напоминать сыну о верности деталям? — но это не значит, что действие переместилось в некую выдуманную страну. Индия Кима — это подлинная Индия, которую так хорошо знал корреспондент Гражданской и военной газеты и Пионера. В отличие от Книг джунглей (по местам, в них описанным, Киплинг только проезжал в поезде), действие происходит лишь там, где в самом деле побывал автор. Как писал в своей работе Охват действительности в романах Киплинга (1964) Марк Кинкед Уикс, Ким представляет собой восторженный и свежий отклик на реальности мира, и очарование этой книги усиливается благодаря тому, что изображается в ней именно Индия во всем ее неохватном многообразии. По его словам, трудно оторвать глаз от этого калейдоскопа рас, каст, обычаев и верований, изображенных с той теплотой чувства, которую почти невозможно найти где-либо еще у Киплинга.

Многообразие Индии

И по этой Индии идут два человека, сразу и принадлежащие ей и несколько от нее отстраненные.

Знакомые Киплинга отметили интересную вещь: Ким оказался внешне похож на своего создателя. Правда, Киплинг не отличался красотой, которой в порыве душевной щедрости наделил своего героя, но у него был тот же смуглый цвет лица, те же прямые черные волосы и, если бы его в определенном возрасте одели соответствующим образом, он также мог бы сойти за индийского мальчика какой-нибудь из низших каст. Да и разве в одном только внешнем сходстве дело? Та же способность удерживать в памяти мельчайшие подробности жизни, которая привлекает к Киму внимание полковника-сахиба, составляет одну из самых сильных сторон писательского дарования Киплинга, и его герой оказывается не только агентом английской разведки, но и инструментом киплинговского исследования жизни. Лама — другой член донкихотской пары — на Киплинга нисколько внешне не походил, но внутренне тоже в чем-то был ему близок. Ким — очень личный роман.

Многие критики терялись в догадках: почему Киплинг сделал своим героем буддиста — представителя религии, мало распространенной в Индии. Высказывались различные предположения в каждом из которых, думается, есть своя доля правды. Как-никак, буддизм зародился в Индии и долгое время исповедовался на большей части ее территории. Правда, в VIII – IX столетиях началось повсеместное преследование буддизма, после чего в пределах Индии очень долго не оставалось ни одного представителя этой веры, но не следует забывать о еще двух обстоятельствах. Во-первых, в Пенджабе во времена Киплинга было более шести тысяч буддистов, так что он встречался с представителями этой религии. Во-вторых, индуизм в известном смысле наследовал буддизму. Буддизм вошел составной частью в индуизм (другая его составляющая — брахманизм), а Будда слился с образом Вишну — одного из трех богов индуизма, и считается одним из его воплощений. Говорилось и о том, что, желая изобразить Индию в целом, Киплинг не мог сделать своим героем представителя индуизма или ислама. О вражде этих двух религиозных общин, не раз выливавшейся в кровопролития, он писал в рассказе На городской стене, а чудовищная резня, унесшая миллионы человеческих жизней в момент разделения Индии и создания независимого мусульманского Пакистана, навсегда останется одной из самых черных страниц в истории этой страны. Можно добавить к этому, что известная отстраненность героя принадлежит к числу неписаных законов романа большой дороги. Целиком слившись с жизнью, герой не так бы ее оттенял. Но есть еще одно обстоятельство, скорее уже личного порядка: буддизм во многом привлекал Киплинга. Про связь его с индуизмом, как явствует из приведенного ниже текста, он тоже знал.

Симпатии к буддизму особенно укрепились в Киплинге во время первого путешествия в Японию. Он открыл в этом вероучении нечто очень для себя ценное: любовь к детям. Вот что он говорит по этому поводу в книге От моря до моря:

…передо мной предстало около шестидесяти идолов со скрещенными ногами. Они торжественно выстроились в ряд на берегу ручья, и мои неискушенные глаза опознали небольшие изваяния Будды… Многие держали в сомкнутых руках кучки речных камешков. Наверно, их положили туда набожные люди. Когда я спросил у прохожего, что означают такие странные подношения, тот ответил: — Эти достойные образы — божества, которые играют с детьми на небесах. Для того, чтобы они не забывали о ребятишках, им и кладут в руки камешки.

Право, не знаю, говорил ли незнакомец правду, но я предпочитаю верить в эту сказку так же слепо, как в евангельские истины. Только японцы могли изобрести божество, которое играет с детьми. Я посмотрел на идолов другими глазами, и они перестали быть для меня греко-буддийской скульптурой (такой раздел был в лахорском музее. — Ю. К.), превратившись в близких друзей. Я добавил большую кучу камешков к запасу самого веселого из них… Чуть выше по течению возвышалась грубая скала, в ней было высечено что-то похожее на синтоистскую кумирню. Но я сразу узнал индуистскую реликвию и даже попытался отыскать глазами знакомые красные мазки на гладких камнях. На другой, плоской скале, нависавшей над водой, красовались какие-то надписи на санскрите, отдаленно напоминавшие знаки на тибетском молельном колесе1.

Стоит по этому поводу вспомнить и о негативном отношении Киплинга к англиканскому духовенству, столь явно выраженном в Киме. Полковой священник Беннет, изображенный в этом романе, — фигура почти карикатурная. Для Киплинга Беннет — законченное воплощение человеческой ограниченности. Чуть лучше выглядит католический священник того же полка, отец Виктор, но и он во всем уступает ламе — человеку веротерпимому и внутренне углубленному.

  1. Киплинг P. От моря до моря. М., 1983. С. 107.

Комментарии 2

  • Для меня этот писатель является эталоном. Я его произведения полюбила с самого детства, конечно же за увлекательный сюжет. Так что теперь, хоть я и выросла, я продолжаю читать его книги и каждая книга оставляет в моей душе определенный след, который просто так не пойдет. Я счастлива, что мне довелось читать книги этого великого человека.

  • Произведения Киплинга обеспечивают увлекательное и захватывающее чтение. Еще ни один его рассказ не огорчил и не разочаровал меня. Все, что мне приходилось читать, имело увлекательный сюжет и помогало мне влюбиться в Индию все больше и больше. Может быть поэтому мне так нравится приезжать в эту страну

Добавить комментарий