Николай Соколовский

Николай Соколовский — русский писатель, автор известных полицейских и уголовных романов.

Николай Соколовский. Биография

Соколовский Николай Михайлович [1836* — после 1911], автор документальной прозы, публицист, критик, юрист. Из обер-офицерских детей. Закончив кандидатом юридический факультет Казанского университета (1852—56), нравы и быт которого описал в «Студенческих воспоминаниях» 1, определен в штат канцелярии симбирского гражданского губернатора; с октября 1860 до увольнения в феврале 1862 — судебный следователь. Первая известная публикация — письмо к редактору «Отечественных записок» «По поводу романа «Обломов»» 2, разбор характеров главных героев с рассуждениями о современном женском характере, испорченном эмансипацией, о русских обломовцах, страдающих от «бесплодности своего существования». Выступивший одновременно с Н. А. Добролюбовым («Что такое обломовщина?») и во многочисленных оценках совпавший с ним, Соколовский выделяется тоном личной заинтересованности («Обломов многим брат» и т.п.). Далее последовал краткий период увлечения Соколовского литературной критикой, когда он опубликовал ряд статей в журнале «Светоч» (все — 1860): «Чиновники-герои (Мнимые типы современной литературы)» (№ 1), «„Накануне» (Повесть Тургенева)» (№ 4), «»Гайка» (Повесть г-жи Кохановской)» (№ 6), «Наша женская литература последнего периода» (№ 12), а также «Сочинения Ивана Панаева» (1861, № 5, 6), «Сочинения Н. Некрасова» (1862, № 1). Многословные, эмоционально-велеречивые, но подчас не лишенные остроумия статьи Соколовский — своеобразный вариант «реальной критики», испытавшей воздействие «органической». Литературное произведение трактуются как «зеркало современности» с ее «болезненными» вопросами, главный из которых — «безгеройность».

Соколовский высмеял выдвижение в качестве образца «сухого Инсарова с его фанатизмом» и Штольца — «ходячую сентенцию», а в Елене Стаховой и Ольге Ильинской обнаружил «идеальные», но «не современные нам» черты. Череду идеализированных «чиновников-полубогов» у В. А. Соллогуба, A. H. Островского, Н.М. Львова, А.Ф. Писемского Соколовский объясняет лишь горячим желанием общества «увидать доблестного гражданина», отсутствующего в действительности. Соколовский осуждает чрезмерную, с его точки зрения, сосредоточенность современной литературы на любовном сюжете; наиболее актуальную тему он видит в «протестации личности», а ее лучшее выражение — в поэзии Н. А. Некрасова. Обществ, позиция Соколовского определяется формулой: «деспотизм порождает жажду той свободы, для которой нет преград», следовательно, уберечь молодежь от ревностных увлечений можно, только предоставив ей «больше разумного простора» («Светоч», 1862, № 1, с. 26).

Решающую роль в симбирский период Соколовского сыграло его знакомство с местным уроженцем Д. Д. Минаевым, который вывел его в «Дневнике темного человека»3 в образе «беспокойного юноши», прозванного горожанами «сочинителем» «за две, за три статейки, напечатанные в журналах» и оказавшегося «бельмом у всех в глазу» после публикации по поводу крестьянской реформы («Симбирские губернские ведомости», 1861, 18 марта). Судя по всему, Соколовский снабжал Минаева (как редактора журнала «Гудок») местным материалом (см., напр., о городе Сумбуре в ст. «Из провинции» и «Замечательное событие в г. Симбирске» — 1862, № 4 и 5). По свидетельству жены Минаева4, при участии Соколовского была написана сатирическая поэма «Губернская фотография» («Гудок», 1862, № 4, 6). Ее список Соколовский затем распространял в Симбирске, вставив в стихи подлинные фамилии5. Следствием этого была отставка Соколовского «согласно предложению г. начальника губернии» (там же, 3 марта).

Уголовные романы

Переехав в Петербург, служит в Департаменте податей и сборов (1863—1868); к этому времени относится наибольшая активность Соколовского как прозаика. Начиная с рассказа «Фальшивый монетчик»6, Соколовский использует недавний служебный опыт, печатает ряд очерков: «Из записок следователя. В арестантской роте»7, «Записки следователя»8, «Рассказ следователя»9, составивших сборник «Острог и жизнь. (Из записок следователя)» (СПб., 1866). Издание вызвало в основном положительную реакцию критики10, которая отметила «наблюдательность», «гуманность» автора и выделила его книгу из потока произведений о необходимости судебной реформы. Отмечалось заметное влияние Ф. М. Достоевского как автора «Записок из мертвого дома» (они подтолкнули Соколовского на создание собственного «арестантского» цикла, есть прямые заимствования). Строже всех оценил книгу критик «Санкт-Петербургских ведомостей» (предположительно — В. П. Буренин), отметивший некоторую избитость общей идеи об «ответственности общества», проведенной Соколовским слишком прямолинейно и с «большим фразерством»: «при богатстве материала для наблюдения» в очерках Соколовского «не особенно крупные подробности, не оригинальные в бытовом отношении характеры»11.

Сюжет очерков Соколовского чаще все­го выстраивается вокруг диалога следователя с арестантом, где сострадательность первого позволяет ему понять ущербность «юридической правды» перед лицом многосложной «человеческой правды». Программным был очерк «Скверные минуты», открывавший книгу. Именно такие «скверные минуты» испытывает следователь в ситуации неразрешимого дуализма: «здесь и общество с его неумелой постановкой и разрешением самых кровных, самых насущных вопросов, и личность с физиологическими, присущими ей данными» (с. 12). Соколовский выделяет два разряда арестантов: плывущие по течению, теряющие личность («Самоубийца», «Косушка водки», «Последняя страница») и сильные натуры («Чапурин», «Немногие из убылых. Трушков», «Озорков»), Опережая Достоевского, Соколовский изобразил интеллигентного преступника («Из неподатливых»). Сильные личности особенно привлекали Соколовского, искавшего разгадку уголовного «богатырства» в особенностях вольнолюбивой натуры и национальных корнях (цикл очерков «Русские фра-дьяволы» — «Дело», 1869, № 1). В конечном счете Соколовский утвердился в первичности соци­альных мотивов преступления («Дело об убийстве Фон-Зона»12), в чем он идейно разошелся с Достоевским, который не раз упоминает этот уголовный процесс в ром. «Братья Карамазовы» и записных книжках (Достоевский, ук.).

Тюремная реформа

Соколовский как публицист участвует в обсуждении тюремной реформы («Проект положения об исправительных тюрьмах»13) и нового уголовного законодательства («Уголовное Уложение. По поводу проекта Редакционной комиссии»14, выступает против введения одиночного заключения по образцу пенсильванской исправительной системы, назвав камеры нового типа «гробами для заживо схороненных людей» (о спорах 70-х годов вокруг нового Дома предварительного заключения в Петербурге см.: «Из старых воспоминаний и наблюдений»15).

Адвокат и хозяйственник

Выйдя в отставку (1868, надворный советник), С. занимался до конца жизни частной адвокатской практикой, участвовал в некоторых шумных судебных процессах. Он защищал бывшего однокурсника Н.А. Демерта и отвел от него обвинение в клевете (см.: «О речи г. Соколовского в процессе до­цента Казан, университета Орлова с Демертом»16). Как защитник одной из подсудимых на процессе С. Г. Нечаева вступил в спор с В. Д. Спасовичем о характере Нечаева («ничтожная на самом деле личность»17). Защищая жену В. В. Крестовского, Соколовский пошел на разоблачение семейных тайн, что привело к скандальному судебному процессу двух литераторов (см.: Викторович В. А., Достоевский и Вс. Крестовский.18). В 1880 вместе с Минаевым предпринял попытку издания журнала «Сатира», в чем им было отказано19. Некоторое время (с ноября 1889 по апрель 1890) Соколовский без особого успеха редактировал «самый дешевый иллюстрированный еженедельник» «Луч» и ежемесячное приложение «Польза. Вестник науки, ремесел и прикладных знаний» (СПб., 1890, № 1—4) с советами для домашнего хозяйства. В «Необходимом объяснении» («Луч», 1889, 24 дек.) своей «главнейшей обязанностью» Соколовский положил «отстаивать господствующее положение русской национальности». Вел здесь раздел «Юридическая хроника», опубликовал очерки «Две встречи. (Из моих личных воспоминаний о С. П. Боткине)» (1889. 24 дек.) и «Медвежий уголок» (1890, 7 янв., подпись Н.-ский). Последний обозначил начало новой темы публициста — кризис сельского хозяйства в России. Соколовский и здесь шел от личного опыта: в 1883 он купил «имение в бесхозном положении» и пытался поднять его («Мызы и деревни. Очерки и наблюдения»20. С. констатировал падение культуры земледелия в русских крестьянских хозяйствах, атрофию общины, хищническое отношение купечества и крест, банка к земельным и лесным угодьям, экспансию инородцев — всему этому он пытался противопоставить обнадеживающее «тяготение» к земле (т. н. мызы) городской интеллигенции, перед которой Соколовский ставил задачу поднять культурный уровень деревни («История одного хозяйства и крестьянский банк. Из деревенских наблюдений»21).

Согласно справочнику «Весь Петербург», в 1906—11 Соколовский был юрисконсультом Ленско-Витимского пароходства и Золотопромышленного общества.

Другие произведения: «Больницы, их администрация и хозяйство» («Эпоха», 1864, № 1 — 12), «Источник живой воды и недужная братия (Очерки из жизни в кумысо-лечебных заведениях)» («Дело», 1868, № 9), «Водяной. С натуры» («Неделя», 1868, № 47), «Эпизод из тюремной жизни» («Дело», 1868, №  10).

Д. А. Викторович

Из словаря «Русские писатели 1800-1917: биографический словарь». Том 5.

  1. РСл, 1863. № 5
  2. ОЗ, 1859, № 5; то же в кн.: Роман И. А. Гончарова «Обломов» в русской критике. Л., 1991
  3. РСл, 1861, № 10, с. 22
  4. см.: Державин Н., Минаев у себя на родине. — «Симбирянин», 1914, 10 июля
  5. см.: Соболевский Дм., Местные известия. — «Симбирские губернские ведомости», 1862, 10 марта
  6. РСл, 1862, № 4
  7. «Время», 1862, № 12; 1863, № 1
  8. «Современник», 1863, № 10; «Эпоха», 1864, № 3, 5, 11
  9. «Русь», 1864, № 4, 5
  10. КВ, 1865, 30 дек.; 1866: «Голос», 7 апр.; «Книжник», № 2; «Современник», № 4
  11. СПбВед, 1865, 14 дек.
  12. ОЗ, 1870, № 5.
  13. «Дело». 1869, № II; «Прогресс в сфере уголовного права» — ОЗ, 1869, № 12
  14. РБ, 1896, № 5
  15. в кн.: На славном посту. Литературный сборник, посвященный Н. К. Михайловскому, СПб., 2-е изд., 1906
  16. ОЗ, 1870, № 6
  17. см.: «Правительственный вестник», 1871, 15 июля
  18. В кн.: Дос­тоевский. Материалы и исследования в. 9, Л., 1991, с. 14-15
  19. РГИА, ф. 776. оп. 6 , д. 554
  20. BE, 1893, № 10
  21. BE, 1892, № 1; положит, отзыв: Д. И. Рихтер — РБ, 1892, № 11; «Мыза и деревня» — BE, 1895, № 8; «В одном из захолустьев» — РБ, 1895, № 3; 1899, № 3; рец.: «Жизнь и искусство», 1899, 17 мая; «Грамота и муза» —  РБ, 1897, № 1; «Деревенская консультация» — РБ, 1900, № 3; 1901, № 1;рец.: РВед, 1900, 8 апр.
Оцените статью
Добавить комментарий